Замаскированный Джонни Депп в мире трагедии и клише | статьи на inet-moll

Герой всеми силами намерен помочь жертвам массового отравления ртутью. Кадр из фильма

«Великий», международная премьера которого состоялась еще на прошлогоднем Берлинском кинофестивале, – второй фильм режиссера Эндрю Левитаса (продюсерских и актерских работ у него в фильмографии немного больше, хотя прежде всего он позиционирует себя как живописец и скульптор). Впрочем, главная «приманка» картины – конечно, не ее автор, а то, кто и кого играет. Загримированный в густую бороду и седоватые кудри Джонни Депп изображает фотографа Юджина Смита в период создания его, пожалуй, самой известной фотографии, которая пролила свет и сделала достоянием мировой общественности локальную социальную трагедию в японском приморском городке.

Действие «Великого» разворачивается в начале 70-х годов. Гениальный фотограф и при этом обладатель довольно скверного характера и всех возможных дурных привычек и зависимостей Юджин Смит (Депп), уже неоднократно со скандалами покидавший родное ему издание Life, но не раз возвращенный туда – талант все-таки не пропьешь, – получает очередное редакционное задание. И прибывает в японскую рыболовецкую деревню Минамата (так в оригинале и называется кино), где предположительно разворачивается чудовищная экологическая катастрофа. Местный химический завод десятилетиями сливает в воды залива ртуть, отравление которой приводит к необратимым физическим и умственным нарушениям. Несмотря на то что как минимум половина жителей Минаматы – в основном дети – стали инвалидами, руководство комбината отрицает свою вину и пытается на государственном уровне всячески замять историю, так, чтобы о ней не узнали за рубежом. Потерпевшие, живущие в нищете и в постоянных муках, требуют не только прекратить сброс отравы, но и выплатить им компенсации. Но на локальный бунт внимания не обращают. Смит же планирует своим фоторепортажем в одном из самых популярных изданий все-таки помочь несчастным. И чем больше проводит времени в Минамате, общаясь с местными жителями, тем более личной и опасной становится эта история для него самого.

Громкое российское название картины, к сожалению, фильму подходит с большой натяжкой – и то лишь потому, что Юджин Смит и правда был выдающимся мастером. В экранизации же отрывка из его биографии ничего великого нет и в помине ни с точки зрения режиссуры, ни даже в том, как играет его Джонни Депп. Наиболее убедительно у него выходит напиваться и употреблять запрещенные вещества, к которым прототип испытывал многолетнюю привязанность – сразу появляется некий задор, а телефонные диалоги с главредом (Билл Найи) превращаются в комедийные этюды. А уж оказываясь в состоянии измененного сознания в импровизированной проявочной, которую японские рыбаки соорудили своему спасителю на берегу, и вовсе творит магию – психоделические сцены в красном свете специальной лампы можно считать самой яркой художественной находкой картины.

Конечно, есть еще и сами фотографии – они живут на экране в образах персонажей, с которыми встречается Смит, и застывают черно-белыми карточками, приводящими в ужас своей реалистичностью и завораживающими скульптурностью композиции. Кое-где мы видим реальные снимки. А в случае с самым главным произведением серии про Минамату – мать держит свою искалеченную дочь на руках, сидя в ванной, – реконструкцию событий (спустя какое-то время после публикации семья этой девочки запретила использовать изображение). Понятно, почему именно этот снимок был выбран в качестве основной иллюстрации – визуально это чистой воды Пьета Микеланджело.

В остальное же время не удается разглядеть ничего толкового ни мимически – лицо героя Деппа скрыто, как уже было сказано, густым бутафорским волосяным покровом, ни пластически – мешают болтающиеся на шее фотокамеры. Остальные сцены максимально клишированы: вот он встречает мальчика на костылях, сидящего на скамейке запасных, в то время как немногочисленные здоровые приятели гоняют по полю мяч, вот в пьяном угаре дарит ему свой фотоаппарат. Когда чужака Смита начинают прессовать по указанию руководства завода, становится понятно, что эта оплошность сыграет важную роль для благополучного исхода событий. Встреча героя с директором комбината напоминает сразу все второсортные российские драмы про противостояние маленького человека системе и большой корпорации: что может быть стереотипнее лысого коррупционера в огромном кабинете с панорамным окном? Селяне митингуют, Смита пытаются и подкупить, и убить, пленки горят, но, как рукописи, не сгорают, в итоге справедливость вроде бы торжествует. Финальные титры сообщают, что победа в одном сражении вовсе не означала выигранную войну. Но хотя бы одним циником – речь о Смите – на тот момент вроде как стало меньше. 

Источник: ng.ru

Author: admin

Добавить комментарий