Фото REUTERS

До окончания срока действия украинского закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» осталось три недели. До 12 декабря Верховная рада должна решить, продлевать ли действие неработающего закона. Или принять новый, включив в него «формулу Штайнмайера». В Киеве все чаще говорят, что начатые в прошлом году переговоры не принесли успеха и нужно переходить к «плану Б».

Недавно назначенный в состав украинской делегации на Минских переговорах советник Алексей Арестович сказал в интервью «ТСН», что стороны уже вряд ли успеют согласовать новый проект закона. Ведь по установленным правилам необходимо вначале обсудить проект в рамках Минской группы, а только потом отправить на процедуру голосования в Верховной раде.

Чиновник подтвердил, что украинская сторона может внести поправки в закон об особенностях местного самоуправления в Донбассе: «Мы можем внести «формулу Штайнмайера» в закон, но в таком формате, как мы с вами проговорили: с границей (передачей Украине контроля над границей с РФ. – «НГ»), выводом вооруженных формирований и иностранных войск (с территории Донбасса. – «НГ»), и только потом – выборы и тому подобное. Чтобы наши интересы были обеспечены».

На решение вопроса осталось всего четыре дня: парламент будет работать в пленарном режиме с 1 по 4 декабря. Но проекта нового закона, по словам Арестовича, еще нет.

Напомним, что закон об особенностях местного самоуправления де-юре действовал, но де-факто не применялся. Украина всегда ставила во главу угла ликвидацию ДНР/ЛНР и возвращение контроля над довоенной территорией, обещая после наделить регион особым статусом в виде относительной самостоятельности. В республиках требовали признать ДНР/ЛНР и внести их особый статус в текст Конституции Украины. Взаимоисключающие подходы не позволяли разрешить конфликт.

Осенью 2019 года пришедшая к власти команда Владимира Зеленского сделала первый шаг к компромиссному решению: сообщалось, что Киев может принять «формулу Штайнмайера». Это – часть плана урегулирования, авторство которого с 2016-го приписывают экс-главе немецкого МИДа (затем – президенту ФРГ) Франку-Вальтеру Штайнмайеру. Речь шла о такой последовательности действий: Верховная рада принимает спецзакон о местных выборах в Донбассе, после чего стороны разводят войска и полностью прекращают огонь, ситуацию контролирует ОБСЕ. На время предвыборной кампании Киев предоставляет Донбассу особый статус на временной основе. После проведения выборов и при условии, что ОБСЕ признает их соответствующими мировым стандартам, особый статус региона закрепляется в украинском законодательстве навсегда. И только затем реализуется пункт Минских соглашений о выводе войск с территории Донбасса и о передаче Украине контроля над границей. В Киеве пытались оспорить последний пункт, указывая, что вопросы о выводе войск и передаче контроля над границей следует решить до, а не после выборов в Донбассе.

В 2019 году в Украине было создано Движение сопротивления капитуляции, которое выступило против применения «формулы Штайнмайера» в том виде, в котором ее описывали ранее. Участники движения требуют от украинской власти обеспечить выполнение всех пунктов Минских соглашений, посвященных безопасности, прежде чем начнется выполнение политических пунктов.

О такой последовательности, предполагающей изменение очередности выполнения пунктов Минских соглашений, стороны могут договориться только в Минском формате (затем планы могут быть утверждены в Нормандском формате). Арестович отметил, что следующая видеоконференция в Минском формате запланирована на 25–26 ноября. Участникам предстоит решить ряд сложных вопросов – об обмене удерживаемыми лицами до новогодних праздников, о разминировании территорий, об открытии контрольно-пропускных пунктов на линии разграничения (или хотя бы о предложенном украинской стороной открытии «зеленых коридоров» для пенсионеров). Кроме того, в повестке дня – украинский проект «дорожной карты» урегулирования под названием «План совместных шагов». Арестович сказал: «Мы предлагаем в политической подгруппе хотя бы «План совместных шагов» обсудить».

Если договориться о компромиссах снова не удастся, Киев может задействовать «план Б», о котором говорят уже почти год – с момента встречи лидеров стран «нормандской четверки» в Париже. Арестович впервые обмолвился, о чем идет речь: «Неофициально говорю о «плане Б», как частное лицо. Он дискутируется в кулуарах. И ключевое слово там – «миротворцы». От плана Петра Порошенко ничем не отличается. Только ходит такая легенда в кулуарах, что в 2016 году почти договорились о миротворцах, но кто-то заупрямился из украинской делегации, и план ввода миротворцев был сорван. Мы сейчас нашли способ фактически обеспечить миротворцев. Увеличение Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ – мощный элемент контроля».

В «Плане совместных шагов», который в начале ноября представил глава украинской делегации Леонид Кравчук, упоминается об увеличении миссии ОБСЕ в Донбассе и наделении ее представителей новыми функциями. Когда команда Порошенко несколько лет назад выступила с идеей «миротворческой миссии ОБСЕ», ее высмеяли, поскольку ОБСЕ никогда не проводила миротворческие операции. Летом с.г. украинский вице-премьер, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, замглавы украинской делегации на Минских переговорах Алексей Резников сказал в эфире политического ток-шоу, что идея имеет право на жизнь: «ОБСЕ имеет право вводить своих миротворцев, хотя никогда в жизни такого не делалось. Но формально и юридически это возможно».

Противники Зеленского подозревают украинскую власть в готовности ввести в Донбасс российские войска – под эгидой миротворческой миссии ОБСЕ. Арестович опроверг такие предположения: «Это россияне бросают разные версии, чтобы поднимать панику среди народа Украины, который, скажем так, не совсем умеет противостоять информационной агрессии и очень быстро реагирует на любое предательство. Это делается, чтобы оказывать давление на население. И чтобы оппозиция оказывала давление на членов делегации (на Минских переговорах. – «НГ») и на президента Украины… Я могу заверить вас официально, что в любом варианте миротворческой миссии никаких российских миротворцев быть не может. Единственное, что может быть, – некоторое время будут работать в рамках Совместного центра по контролю и координации, например, совместные группы ОБСЕ, украинских офицеров и российских офицеров, так было с 2014 года».

Политический аналитик фонда «Демократические инициативы» им. И. Кучерива Мария Золкина сказала изданию «Апостроф», что последние полгода украинская власть рассматривает альтернативные варианты решения проблемы Донбасса: «Основной из запасных вариантов – возможность пересмотреть Минские соглашения». Она пояснила, что речь идет об очередности выполнения пунктов, в частности о сроках передачи контроля над границей. А также о том, что Украина не будет вносить в Конституцию пункт об особом статусе Донбасса. По словам Золкиной, есть и два других варианта. Один из них – ввод в Донбасс международной миротворческой миссии с участием полицейских сил. И параллельно – создание переходной администрации, которая «обеспечит демонтаж оккупационной системы «республик» и подготовит процесс реинтеграции районов в политическое и правовое пространство Украины». Проблема в том, что в ДНР/ЛНР ранее не принимали такой вариант, соглашаясь только на российскую миротворческую миссию, от которой отказывается Киев.

Еще один план, по словам эксперта: «Украина может приостановить активный переговорный процесс, но без официального выхода из Минских соглашений… В таком случае речь пойдет о возвращении к ситуации 2016–2019 годов, из которой Зеленский планировал вырваться». 

Киев

Источник: ng.ru

Добавить комментарий