Остановка крупнейших предприятий даже на месяц дорого обойдется Минску. Фото с сайта www.tut.by

«Общенациональная забастовка всех предприятий, блокировка дорог, обвал продаж в государственных магазинах» – такое наказание, которым пригрозила президенту Белоруссии лидер протестующих Светлана Тихановская, может обернуться для республиканской экономики потерей нескольких миллиардов долларов в месяц. Экспертные оценки потерь варьируются в зависимости от того, насколько сильно обвалится экспорт, белорусский рубль, не говоря уже о расходах на поддержание госсектора. К сопоставимым расходам, видимо, стоит готовиться и России – если будет принято решение о дальнейшей финансовой подпитке стратегически важного партнера.

За несколько месяцев – август и сентябрь – протестных акций международные резервы Белоруссии уже потеряли более 1,5 млрд долл. До ультиматума, объявленного Светланой Тихановской (см. подробнее «НГ» от 13.10.20), каждый день протеста стоил белорусской экономике около 30–40 млн долл. прямых потерь. Это следовало из тех данных, которые приводил президент республики Александр Лукашенко. В конце августа, спустя примерно две недели после голосования и начавшихся массовых протестов, он сообщил о потерях, эквивалентных 500 млн долл. «А сколько будет косвенных потерь – вопрос», – уточнял Лукашенко.

Оценки того, сколько белорусская экономика потеряет в случае реализации ультиматума, возрастают в разы. По словам руководителя центра «Альпари» Александра Разуваева, потенциально речь может идти и о 50, и даже о 100 млн долл. убытков в день. Или о 1,5–3 млрд долл. в месяц. Это размер полноценного государственного кредита, который затем возвращается не один год. К слову, Россия ранее уже приняла решение предоставить Белоруссии «государственный кредит», как его назвал президент Владимир Путин, размером 1,5 млрд долл. Сам Лукашенко уточнял, что это «не новый кредит», это «вопрос рефинансирования» старого долга. И судя по всему, такой суммой необходимая белорусской экономике помощь не исчерпывается.

«Даже однодневное прекращение экономической деятельности в стране ведет к разрушительным последствиям для всей экономики, к катастрофическим социальным последствиям, к серьезным системным трансформациям и еще большему падению имиджа страны в мировом сообществе», – пояснила доцент кафедры финансов РЭУ им. Г.В. Плеханова Диана Степанова. «Ближайшие две недели будут для белорусской экономики решающими», – добавил Разуваев. Напомним, Тихановская поставила ультимативный срок для Лукашенко – 25 октября.

Гипотетически возможная долгосрочная остановка крупнейших предприятий приведет к сокращению в том числе экспортных доходов страны, а значит, и к снижение валютных поступлений. И это ударит по белорусскому рублю, на поддержку которого могут потребоваться суммы, значительно большие, чем были истрачены из резервов в течение августа и сентября.

Под данным Белстата, по итогам января–августа объем белорусского экспорта достигал почти 18 млрд долл. Главные статьи экспорта – продукция химической промышленности (с долей около 21%), продовольствие (тоже 21%), машины и оборудование (примерно 19%), минеральные продукты – почти 12%. Полное прекращение экспорта по каждой из этих категорий всего на один месяц будет стоить экономике в среднем от 250 до 450 млн долл.

Оценить потери можно и с точки зрения белорусского ВВП, который, например, по итогам 2019 года составил около 120 млрд белорусских рублей, или на тот период примерно 60 млрд долл. На одну только обрабатывающую промышленность в белорусском ВВП приходится свыше 20%. Еще примерно 10% приходятся на оптовую и розничную торговлю. Это два крупнейших сектора экономики Белоруссии, почти ее треть. То есть потери в случае негативного сценария могут достигать и десятков миллиардов долларов.

На какие еще меры поддержки будет готова пойти Москва, чтобы удержать Белоруссию от экономического коллапса? Как считает Степанова, максимум, на что еще может согласиться Москва, – это «предоставление гуманитарной помощи». «Россия не в состоянии в текущих обстоятельствах собственного экономического кризиса оказывать финансовую помощь Минску для поддержания на плаву его экономики и белорусского рубля в случае даже непродолжительных забастовок», – уверена экономист.

Хотя, как напоминает Разуваев, международные резервы России сейчас превышают 585 млрд долл. И с такими резервами пространство для маневра имеется. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий