Главная новость — в осознании.

Сейчас, когда у нашего, бывшего советского общества есть опыт почти 30-летнего распада и деградации, на события в Белоруссии уже можно взглянуть трезво.

Сейчас можно твердо сказать, что все постсоветские республики движутся по одной и той же траектории, и повторяют те же самые этапы в этом движении. Исключение, пожалуй, только республики Прибалтики, не успевшие стать вполне советскими, и сделавшиеся антисоветскими относительно мирно. Все остальные обязаны пережить жесткий антисоциалистический переворот — тем более жесткий, чем дольше он откладывался.

В РСФСР все прошло в 2 этапа, с разницей всего в 2 года — 1991 год застолбил государственный отход от социализма и движение в сторону буржуазной демократии, рынка, честной собственности и прочих радостей капитализма, а 1993 год — правый государственный переворот «сверху», когда действующий президент превратился в диктатора, провел масштабную приватизацию, установил умеренную право-либеральную диктатуру и принцип «преемничества», то есть полный отказ от буржуазной демократии, сохранившейся лишь как декорация — то есть установился режим, характерный для стран третьего мира, для которых более демократические способы правления просто не по карману. Но главное — было ликвидировано наследие социализма, целиком и полностью.

С некоторым запаздыванием тот же путь прошла и Украина: либерально-демократический переворот 2008 года, а затем право-националистический путч 2014-го, когда установился режим, куда более правый, чем в РФ, с явными признаками государственного нацизма, резким сокращением правового поля для граждан да еще и перманентной гражданской войной. И в первую очередь — с жестким, силовым уничтожением всех «пережитков» социализма, включая уголовное преследование за коммунистическую идеологию.

Аналогичные процессы происходили в других республиках: Азербайджане, Армении, Грузии, Таджикистане, Киргизии… Все они сейчас прочно вошли в «третий мир» со своим «правым уклоном». И с обязательной «декоммунизацией» в более или менее жесткой форме.

И наступила очередь Белоруссии, где первая серия переворота «слева направо» прошла еще на прошлых президентских выборах, когда стало ясно, что никакого социализма Лукашенко восстанавливать не намерен, а интересуется только интенсификацией капиталистического производства.

Хотя антикоммунизм самого Лукашенко никогда им не скрывался, с самого начала его политической картеры: Коммунистическая идеология не имеет перспективы , писал и говорил он еще на первых своих президентских выборах.

И приватизация государственного имущества шла в Белоруссии и до Лукашенко, и при нем вполне себе опережающими темпами, разумеется, под разговоры о сохранении государственного сектора.

Энциклопедический справочник (2007) под редакцией М. В. Мясниковича о приватизации в Беларуси сообщает:

«С принятием в 1991 г в Республике Беларусь курса на проведение реформ общая численность объектов государственной собственности, подлежащих разгосударствлению и приватизации, составляла 8732, в том числе 3425 (39,2%) — республиканской и 5307 (60,8%) — коммунальной формы собственности. В общей численности предприятия промышленно­сти составляли 1285 (14,7%), строительства — 976 (11,2%), транспорта — 395 (4,5%), торговли и общественного питания — 2031 (23,3%), бытового обслуживания — 335 (3,8%), прочих отраслей народного хозяйства — 3710 (42,5%).

За период с 1991 по 2005 г. преобразовано 4100 предприятий. Среди них 543 (13,2%) — объекты промышленности, 292 (7,1%) — строительства, 81 (2%) — транспорта и связи, 1521 (37,1%) — торговли и обще­ственного питания, 459 (11,2%) — бытового обслуживания населения, 763 (18,6%) — агропромышленного комплекса, 441 (10,8%) — прочих отраслей народного хозяйства Численность работающих на реформи­рованных предприятиях составляет 958,9 тыс человек, или более 22,3% от числа занятых в экономике республики».

То есть уже в 2005-м году из 4,5 миллионов трудящихся в Белоруссии миллион работали уже на частных предприятиях. В числе преобразованных в акционерные общества в этот период более 50 таких крупных предприятий, как Мозырский нефтеперерабатывающий завод, Брестский и Новогрудский заводы газовой аппаратуры, Пинский деревообрабатывающий комбинат, Витебский чулочно-трикотажный комбинат, Минский часовой завод, Минский завод холодильников Атлант . Былo принято peшение провести конкурсы по продаже принадлежащих республике пакетов акций предприятий нефтехимии. Это относится, в частности, к ОАО Нафтан , ОАО Полимир , ОАО Гродно Азот , ОАО Белшина , ОАО Гродно Химволокно . Было акционировано крупнейшее в Беларуси РУП Белтрансгаз с численностью работающих около 6 тыс человек.

То есть в республике спокойно шли процессы, ранее происходившие и в РСФСР, и на Украине, только без эксцессов и «обвальной приватизации» по Чубайсу. Что позволяло левым аналитикам называть это «социализмом», поскольку часть экономики до поры до времени оставалась под контролем государства.

Но вот пришло время приватизировать белорусскую экономику целиком, что возможно только в условиях авторитарного правого режима, когда профсоюзы и левые политические силы задавлены, а неорганизованные трудящиеся массы оказать сопротивления не могут.

Вот именно для этого и происходит вся стрельба на улицах белорусских городов — Лукашенко проводит свой 1993 год, цель которого — идущая следом масштабная приватизиция. Как в России, когда залоговые аукционы начались еще на фоне дымящегося Дома Советов.

Но самое обидное, если Лукашенко не удержит власть (хотя пока что ничто не указывает на обратное) масштабная приватизация все равно будет проведена пришедшими ему на смену силами — просто в интересах других лиц, компаний и государств. Лукашенко лепит наследство сыну Коле, а ориентирующиеся на запад силы станут делать это в интересах своих «друзей». Есть и российский интерес, но он самый маловлиятельный на сегодня — отобрать что-то силой Путин, я так полагаю, не решится.

Но в любом случае ни о каком «социализме» речи не идет — там просто нет сил, которые могли бы сегодня объединить общество в борьбе за контроль над средствами производства в интересах трудящихся. Этих интересов вообще никто даже не берет в расчет.

Единственное, что можно сказать точно — после этих событий власть в Минске станет более авторитарной, более беззастенчивой, практически самодержавной, но не по праву закона, а по праву тупой силы.

Анатолий Баранов

Источник: forum-msk.org

Добавить комментарий