Глава Минфина Антон Силуанов увязал выдачу кредита Белоруссии с перспективой интеграции двух стран. Фото сайта duma.gov.ru

Протесты в Белоруссии обернутся для России потерями. Причем в любом случае. И если Москва официально поддержит Минск и разделит с ним бремя западных санкций. И если РФ полностью абстрагируется. В любом случае, похоже, придется забыть о своевременном погашении Минском долга перед Россией в размере почти 8 млрд долл. Кроме того, в случае дружеской поддержки Москва, видимо, будет вынуждена помочь Минску с погашением других внешних займов еще на 10 млрд долл. В случае же разрыва связей Россия лишится союзника, в которого до охлаждения отношений инвестировала, по экспертным оценкам, до 9–10 млрд долл. в год.

Последствия президентских выборов, прошедших в Белоруссии 9 августа, «создают ряд политических и экономических рисков и увеличивают вероятность международных санкций», сообщило рейтинговое агентство S&P. Аналитики допускают, что противостояние между властями и оппозицией в Белоруссии может оказаться продолжительным.

Госсекретарь США Майкл Помпео, рассуждая о возможности введения санкций против Белоруссии или ограничения поставок нефтепродуктов в страну, туманно сообщил, что многое зависит от «критериев», хотя в целом он не исключил такого развития событий. Евросоюз может ввести новые санкции в отношении Белоруссии уже в конце августа, выяснило Reuters у источников.

Протесты в Белоруссии продолжаются. «Началась волна митингов на предприятиях», – передает Интерфакс. Упоминаются крупнейшие заводы, строительные компании, а также учреждения культуры.

По прогнозам S&P, в этом году ВВП Белоруссии может сократиться на 4%.

Россия долгое время субсидировала экономику союзной Белоруссии, но сейчас эти инвестиции, похоже, могут оказаться бесполезными. Произойдет это в случае полного разрыва отношений, если Москва предпочтет полностью абстрагироваться от происходящих в Белоруссии событий.

Но финансовые потери будут и в том случае, если Москва открыто и официально поддержит Минск – вплоть до того, чтобы разделить с ним бремя западных санкций.

Вопрос в том, на какие именно потери готова пойти Москва и за какие именно долги союзника она готова будет ответить.

И в первом, и во втором случае, судя по всему, Москве придется забыть о своевременном погашении Минском долга перед РФ. Напомним, сейчас речь идет в целом примерно о 7,5 млрд долл.. Это около 40% от всего внешнего госдолга Белоруссии, составившегося по итогам полугодия 2020-го 18 млрд долл.

По данным Минфина Белоруссии, внешний госдолг почти достигает 29% ВВП страны. То есть на долг перед Россией приходится около 12% белорусского ВВП.

Как сообщал президент Белоруссии Александр Лукашенко, республика выплачивает России по ранее взятым кредитам около 1 млрд долл. в год. Судя по всему, в новых обстоятельствах дальнейшие выплаты по российскому долгу могут оказаться под большим вопросом.

Лукашенко в феврале этого года уточнял: «Мы же не просим у них (у России. – «НГ») никаких денег. Мы уже и кредиты им заплатили за прошлый год, не перекредитовывались». Напомним, весной прошлого года Белоруссия обращалась к РФ за кредитом для рефинансирования долга на 600 млн долл. Но осенью глава Минфина Антон Силуанов довольно холодно отозвался о перспективах этого займа, дав понять, что никакого кредита может и не быть и увязав этот транш с перспективой дальнейшей интеграции России и Белоруссии.

Госсекретарь США Майкл Помпео не исключил
введения санкций против Белоруссии. 
Фото Reuters

В свою очередь, Минфин Белоруссии в конце минувшего года торжественно объявил: «Впервые в суверенной истории Беларуси привлечен пятилетний несвязанный кредит Банка развития Китая на сумму 3,5 млрд юаней (эквивалентно почти 500 млн долл. – «НГ»)». Китай, уточним, второй по важности внешний кредитор Белоруссии.

Итак, потрясения белорусской экономики сейчас достигли такого масштаба, что рассчитывать на возврат российского долга пока довольно проблематично.

И теперь на это накладываются дальнейшие два гипотетически возможных сценария. Первый сценарий – Москва официально и открыто поддерживает Минск, который, в свою очередь, скорее всего попадет под санкции или иные ограничения Запада. Тем самым Москва прямо или косвенно берет на себя и санкционное бремя Минска.

«Очевидно, что сейчас формируются очень серьезные риски ограничения доступа к заемному капиталу. Чтобы отдавать валютные долги, Белоруссии нужно занимать, а если последуют санкции, перечень возможных кредиторов сузится до предела», – пояснил «НГ» главный аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов. Белоруссия получала займы не только от России, и теоретически можно ожидать, что Минску потребуется дополнительная финансовая подпитка для возвращения долгов другим кредиторам, среди которых в том числе Китай. А это, напомним, в общей сложности около 10 млрд долл. С кем и в пользу кого в этом случае будет происходить основной торг: с Москвой, решившейся помогать Минску, с Пекином, который первым поздравил Лукашенко с победой в выборах?

Второй сценарий – Москва полностью абстрагируется от происходящих в Минске событий, пуская ситуацию на самотек. Как уже писала «НГ», по самым скромным подсчетам, одномоментные потери России в случае разрыва отношений с Белоруссией превысят 20 млрд долл. Эта оценка ущерба учитывает вероятный отказ Минска от выплаты долгов, в том числе за строительство Белорусской АЭС, потерю в Белоруссии военной инфраструктуры, проблемы с транзитом российских экспортных товаров (см. «НГ» от 06.08.20).

Но стоит также напомнить, что ранее, до охлаждения отношений, Россия ежегодно «субсидировала» белорусскую экономику на 9 млрд долл., судя по экспертным оценкам. «С 2011 по 2015 год беспошлинно ежегодно поставлялось от 18 млн до 23 млн т нефти нашим белорусским партнерам. И всего российский бюджет в период с 2011 по 2015 год в этой связи недополучил 22,3 млрд долл. Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего союзного белорусского государства», – сообщала пресс-служба Кремля. К этому прибавлялась различная прямая финансовая подпитка. СМИ сообщали, что, например, по оценкам Международного валютного фонда, общая поддержка Москвой экономики Белоруссии составляла тогда почти 9–10 млрд долл. в год. Если предположить полный разрыв отношений Москвы и Минска, за которым скорее всего последует дефолт экономики республики, тогда все эти инвестиции можно будет считать бесполезной тратой денег – надуванием белорусского финансового пузыря.

«В настоящее время наши страны осуществляют много совместных проектов в области геологоразведки и природопользования, медицины, космической отрасли, энергетики, сельского хозяйства, промышленности, научной сфере», – перечислила «НГ» доцент Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Диана Степанова.

По словам эксперта, «из-за возможных санкций и разрыва некоторых экономических цепочек на Россию ляжет дополнительная финансовая нагрузка». «Скорее всего Белоруссия может начать брать повышенную плату за транзит российских товаров, а также возможно прекращение транзита некоторых товаров России по политическим мотивам. Далее вероятно выдавливание российских собственников из белорусских предприятий и прочие экономические меры по развалу Союзного государства, – предположила Степанова. – Все это мы уже наблюдали ранее на территории Украины». Также можно ожидать отказа Минска от исполнения финансовых обязательств перед Россией, подтвердила эксперт. «Россия рискует потерять фактически единственную оставшуюся сухопутную транспортную магистраль с Европой», – добавила Степанова. По ее оценкам, потери России будут значительно больше, конечно, в случае разрыва отношений Москвы и Минска, чем их сохранения.

«Официальная Москва очень аккуратно и осторожно обходит темы, связанные с белорусской политикой, – обратила внимание старший аналитик центра «Альпари» Анна Бодрова. – Пока видимых последствий политических проблем Белоруссии для России незаметно. Они могут проявиться, если Кремль озвучит свою позицию на этот счет». По мнению Мильчаковой, Россия не готова взять на себя ни финансовые траты Минска, ни его вероятные расходы, которые потребуются, чтобы активизировать и без того пострадавшую от пандемии экономику.

Хотя в экспертном сообществе есть и иные оценки. «События в Белоруссии сами по себе не оказывают серьезного воздействия на российскую экономику в силу небольшого размера белорусской экономики по сравнению с российской», – считает доцент Российской академии народного хозяйства и госслужбы Сергей Хестанов. Он признал, что «теоретически может усилиться и санкционное давление на Россию, однако это в основном будет зависеть от исхода политической борьбы в США».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий