Боррель считает, что европейские солдаты могут в какой-то мере заменить американских. Фото с сайта www.europa.eu

Разведслужбы стран ЕС приступили к разработке документа об оценке угроз безопасности Евросоюзу – так называемого «Стратегического компаса». Он является частью второй фазы программы Структурного военного партнерства (PESCO), которую еще называют программой создания единой европейской армии. «Стратегический компас» – это некое обоснование, зачем, собственно, Евросоюзу нужны оборонные структуры, отличные от тех, что уже есть в рамках НАТО.

Необходимость разработки такого документа в экспертных кругах ЕС признавалась давно. Трения между союзниками по НАТО в оценке угроз, которым альянс должен противостоять, последние годы стали слишком очевидны. Еще пять лет союзников разделяло разве что отношение к России.

Восточноевропейские участники НАТО настаивали, что именно Кремль должен считаться ключевой угрозой, на борьбу с которой должен быть нацелен военный потенциал альянса. Далеко не все страны ЕС были с этим согласны. Но теперь противоречий внутри НАТО куда больше. Администрация Дональда Трампа нацелена на противостояние с Китаем. Эту позицию большинство стран ЕС в целом не разделяет.

Для Франции, например, приоритетный интерес представляет борьба с исламским радикализмом в Африке, что для США имеет куда меньшее значение, чем обуздание амбиций Пекина. Наконец, есть турецкий фактор. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган проводит активную экспансионистскую политику. Его интересы то и дело сталкиваются с интересами других стран НАТО – Франции, Греции, Италии. При этом сама Турция входит в Североатлантический альянс. Более того, она является второй по численности и подготовке армии страной НАТО. А все европейские страны, включая Кипр, с которыми Турция конфликтует, входят в ЕС.

Всю эту новую реальность и опишет «Стратегический компас». О том, что европейцы приступили к разработке этого документа, заявил глава европейской дипломатии Жозеп Боррель по окончании видеосаммита министров обороны стран ЕС. По его словам, завершение этой работы потребует пару лет и сам документ не будет опубликован. При этом Боррель заверил, что «Стратегический комплекс» не будет «списком угроз» – то есть перечнем вероятных противников Евросоюза. Он вообще постарался представить дело так, что координация общих оборонных усилий стран ЕС не направлена против кого-либо, в том числе против США и НАТО. Как выразился Боррель, «Евросоюз не хочет военной независимости». Тем не менее он же заявил, что на оборонном саммите впервые в истории дана оценка всего оборонного потенциала Объединенной Европы.

Эта оценка, кстати, получилась неудовлетворительной. Боррель отметил, что оборона ЕС слишком фрагментирована. Европейские армии не представляют собой единую слаженную структуру. «США имеют только один вид боевых танков, в то время как у нас их 16. У нас более 30 разных видов военных кораблей, в то время как у США – только 4. То же самое касается и военно-воздушных сил», – сказал Боррель. Судя по решению саммита, европейцы полны решимости изменить сложившуюся ситуацию. В рамках PESCO утверждены 13 военных проектов. Самый любопытный из них – проект создания собственной, единой для ЕС противовоздушной и противоракетной системы (TWISTER) для отражения воздушных угроз нового поколения. Этот проект отстаивался Францией, которая наряду с Италией, Испанией, Финляндией и Нидерландами будет поначалу его реализовывать. Присоединение других стран ЕС к нему пока только обсуждается.

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров в беседе с «НГ» предположил, что все-таки говорить о создании единой европейской военной структуры, способной подменить НАТО, в обозримом будущем не приходится. «Идея создания европейской армии не нова. Она отстаивалась еще во времена Шарля де Голля, который видел Европу с единой оборонной политикой при политическом лидерстве Франции. Это одна из основных тем европейского проекта Эмманюэля Макрона. Да, в ЕС есть неприятный осадок от политики Трампа и есть стремление дистанцироваться от США. Но есть и тесные, насчитывающие много лет оборонные связи с США», – отмечает эксперт.

Эти связи оказываются сильнее интеграционных усилий в области обороны. «Например, есть франко-германский проект военного самолета, истребителя. Вроде бы вот оно, сугубо европейское оружие. Но вместе с тем Италия, Бельгия, Нидерланды закупают американские F-35. Это как понимать?» – задается риторическим вопросом Федоров. Он напоминает, что PESCO поддержали все страны ЕС. При этом Польша и ряд других стран Восточной Европы откровенно ориентированы не просто на НАТО, а на двустороннее сотрудничество с США. Они рассматривают именно Вашингтон, а не Париж, Берлин или Брюссель в качестве гаранта своей безопасности. Пока дело обстоит так, к конечному результату европейской интеграции в области обороны стоит относиться со скепсисом. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий