Мама Александра с двухлетней дочкой ехала на своем стареньком Hyundai Accent по Щербинке и вдруг получила сильный от чрезвычайно быстрого Opel Astra. В правое переднее крыло. Таганрогский «Акцент» погиб на месте, сохранив жизнь пассажирок. Но в результате ДТП ребенок получил сильный ушиб головы с гематомой и подозрением на сотрясение мозга, а его мама — очевидный перелом лучевых костей левой руки.

Перелом сильный и очень болезненный. Щербинка стала юридической частью Москвы недавно и мало что приобрела от столичной жизни, кроме прописки в паспортах жителей. Приехавшая на место аварии «Скорая» определила, что ребенок — в приоритете и надо немедленно ехать в столичную Морозовскую детскую больницу на обследование. Это, поясним, самый центр Москвы (километров 30 от места аварии). Поскольку дочка находится на грудном вскармливании, мама отказалась от обезболивающих препаратов.

Превозмогая сильную боль, поехала в детскую больницу. Там врачи оказали помощь, провели обследование, определили, что детское кресло сработало идеально, угрозы жизни нет, все будет хорошо. Теперь настало время оказать помощь маме. Тем более, что время упустили и надо спешить.

Детский врач связывается с подстанцией «Скорой помощи» и объясняет задачу: требуется доставить пострадавшую маму из Морозовской детской в 1-ю Градскую взрослую, и при ней ребенок в возрасте до двух лет. Но слышит в трубке невероятное: если при маме имеется дитя, мы… не приедем, пусть девает его куда хочет.

  • Фото chita-city.ru
  • Фото orexdengi.com/

Например, вызывает полицию: та подтянет опеку, которая заберет мавлыша в спецприемник. Детский врач в непонимании оппонирует — маме совсем плохо, надо спешить, разлучать почти грудничка и кормилицу бесчеловечно, жестоко, ребенок без мамы не может! Бесполезно, «Скорая» отказывается от вызова.

Женщина со сломанной рукой вызывает «Яндекс. Такси». Первый же «извозчик» требует отменить заказ — он не поедет под камеры, установленные Дептрансом столицы на всех подъездах к 1-й Градской, и штраф платить не хочет. Второй «яндекс-таксист» проезжает мимо, не реагируя на звонки. Третий берет заказ, помогает маме и ребенку комфортно расположиться в машине, потом помогает выгрузиться и даже ведет их до приемного покоя, рискуя всей дневной выручкой.

Публикация истории в соцсетях вызвала бурю. Интернет как раз для того и нужен, чтобы люди, не сдерживаясь, обнаруживали и суть проблемы, и свою. Первая волна комментаторов отругала маму за грудное вскармливание в двухлетнем возрасте, приказав ей немедленно прекратить.

Вторая волна не поверила в садизм «Скорой». Третья принесла еще более страшные истории отказов, когда «неотложка» с особым цинизмом требовала от родителей проявить жестокость к своим детям и покориться системе, поскольку у медиков есть соответствующий протокол для подобных случаев (мухи — отдельно от котлет, где котлета — дитя). Неожиданным в описанной истории оказались два обстоятельства.

Добавить комментарий