Одним из важнейших аргументов сторонников государственного переворота в Беларуси, свержения Лукашенко и максимально плотной интеграции с Западом и логичным разрывом с Россией было утверждение, что сейчас Беларусь живет бедно, и все у нас плохо. Но вот если все получится, то запад нам поможет, и очень скоро все мы заживем – дальше были разные варианты: как в Польше, как в Швейцарии и т.д.

Одним из ключевых моментов переворота всегда является быстрота его проведения. Люди НЕ должны иметь времени подумать, люди не должны иметь времени взвесить все «за» и «против». Основная цель — сломать как можно быстрее все что можно, чтобы исключить возможность восстановления.

Всем известную поговорку: «Спешка нужна при ловле блох!» сейчас можно дополнить — спешка нужна при ловле блох и проведении государственных переворотов.

Думаю, что очень многие из нас не раз сталкивались с тем, как это работает в бизнесе. Когда вам предлагали что-то купить прямо сейчас со словами, что если покупка произойдет именно сейчас, то будет дополнительная скидка в 30-50%, или какой-то другой значимый бонус. И многие попадаются на такие уловки. Они покупают какой-то товар под давлением продавца, который не дает времени взвесить все «за» и «против», изучить конкурентные предложения, посоветоваться и т.п. Точно также скорость важна и при проведении государственных переворотов. По сути это и есть продажа: выкинь старого президента, приобрети нового и за это ты получишь жизнь, как в Швейцарии. Согласитесь – заманчивое предложение. Главное — не давать времени на раздумья.

Очень хорошо, что в Беларуси фактор скорости не прошел. И сейчас у всех нас есть возможность наблюдать, как рушится одно обещание за другим, и на поверхность вылазит ложь:

— Помощь протестующим и «жертвам режима» — есть много статей и постов на тему того, что выделенные и собранные деньги получило совсем немного людей. Одной из самых показательных является интервью с Людмилой Борейко – одним из организаторов протестов в городе Глубокое. Еще в марте 58-летняя пенсионерка из Глубокого дала интервью Сергею Тихановскому, которое впоследствии и дало блогеру путевку в жизнь  – это интервью посмотрели почти 1,5 млн. раз. Примкнув к протесту, она активно принялась продвигать идеи движения. А вот в этом видео она рассказывает, как она пыталась претендовать на выплаты, и что из этого получилось…видео в комментарии..

Думается мне, что она заслуженный и известный в кругах революционеров человек, и если уж ЕЙ денег не дали, то что уж говорить об обычных людях, которые поддались на призывы и пострадали.

— Помощь силовикам, которые приняли решение уволиться – инициатор Микита Микадо заявил, что с 15 сентября он приостанавливает кампанию под давлением властей;

— Евросоюз согласовал санкции против Белоруссии. В черный список попали около 40 белорусских чиновников, однако имени Лукашенко среди них нет;

— раскол руководства телеграмм-канала Nexta 

и т.д.

Итак, у всех нас появилось время без спешки взвесить все «за» и «против» к следующему разу — а он, безусловно, снова представится в ближайшем будущем, — трезво поняв, что и как на самом деле стоит за обещаниями подстрекателей касаемо того, что они легко смогут добиться улучшения благосостояния для белорусов – достаточно только забрать власть у Лукашенко и передать ее тому, кого выдвигает запад.

В своих статьях на эту тему я уже писал, почему НЕ стоит верить обещаниям западных кукловодов.

Обращение к работникам, объявившим забастовки предприятий МАЗ, БелАЗ и других крупнейших предприятий, а также к жителям Беларуси

и 

Лукашенко, или… 4 веских довода ЗА!

Ниже я хочу проанализировать статью, вышедшую 3.10.2020 в Deutsche Welle — немецкой международной общественной телерадиокомпании.

Комментарий: Немцы многое поняли только через 30 лет после воссоединения:

Какими радикальными были изменения для немцев, мы начинаем понимать только сейчас, спустя 30 лет после воссоединения Германии. И этот опыт сегодня очень важен, считает Линда Фиреке.

Представьте себе, что вся ваша жизнь внезапно изменилась. У вас больше нет работы. Ваша квалификация никому не нужна. Ценности внезапно стали другими. Друзья уехали, потому что там, где они жили, больше нет рабочих мест и перспективы. Ваша сеть социальных контактов разрушилась.

В эти дни я часто задаю себе вопрос, как бы на меня повлияли такие перемены? Моему отцу было 37 лет, когда 3 октября 1990 года произошло воссоединение Германии. До этого он был физиком и работал на сталелитейном предприятии в бывшей ГДР. После — так никогда больше и не смог найти подходящую работу.

В каждой семье из Восточной Германии есть подобная история

Я считаю, что мы только сейчас начинаем по-настоящему осознавать, какими радикальными были перемены после воссоединения страны для людей в Восточной Германии. В каждой семье с востока страны есть истории о том, как мужчины и женщины остались без работы, были вынуждены много раз переучиваться, чтобы получить необходимую квалификацию, ехать на запад Германии, чтобы найти там работу. Или же о том, как они остались без работы и заливали пустоту алкоголем. А также истории о нас — детях, взрослевших в системе, в которой наши родители не имели никаких социальных связей и не могли нам ничем помочь.

Все это ожидает и нас с вами – не сомневайтесь. Вы готовы?

После воссоединения Германии рождаемость на востоке страны упала на 50 процентов. Это число, которое меня всегда шокирует. Такого не было ни после Первой, ни после Второй мировой войны. И несмотря на это, политики долгое время делали вид, что все это — лишь вопрос времени, что различия между востоком и западом Германии скоро исчезнут. Но они не исчезают — несмотря на 1,6 триллиона евро государственной помощи, потраченной на развитие восточных земель Германии.

До сих пор, глядя на цифры, можно видеть, где восток, а где запад. Жители восточных земель Германии все еще зарабатывают на 17 процентов меньше, чем в западных. Моя мать 43 года работает учительницей. Но ее пенсия будет значительно меньше, чем пенсия ее коллег на западе Германии. Я считаю, что это несправедливо. В том числе и для моего поколения, которое по этой причине может рассчитывать на меньшую финансовую поддержку со стороны родителей.

1.600.000.000.000!!! евро было выделено государственной помощью для бывших территорий ГДР — и все равно уровень жизни и др. факторы НЕ сравнялись с западной Германией. Вопрос – сколько нужно денег Беларуси, чтобы поднять уровень жизни в ней до уровня, который обещают подстрекатели, и где нам их взять? Ведь, как я писал ранее, сейчас в странах Европы нет свободных денег. В мире экономический кризис, который усугубился остановкой экономик, и сейчас идет вторая волна карантина.

Почти нет восточных немцев на руководящих постах

Ошеломляющими я считаю и эти цифры: восточных немцев почти нет на руководящих должностях. Только 1,7 процента топовых позиций в Германии занимают немцы из бывшей ГДР. Судьи, ректоры, госсекретари — на всех должностях, где принимаются решения, нет восточных немцев. И даже на востоке страны  спустя и 30 лет после воссоединения Германии большая часть руководящих постов и должностей занята западными немцами. То, что должно было стать временным решением, чтобы заменить функционеров из бывшей ГДР, превратилось в постоянную практику. На востоке Германии доминирует элита западных немцев. И это чувство, с которым живут многие немцы на востоке страны, подкреплено конкретными цифрами.

Даже тот позитивный опыт, который есть у восточных немцев из бывшей ГДР, почти не ценится или просто не знаком западным немцам. Например, моя мать всегда работала, точно так же, как и все другие женщины в бывшей ГДР, которых я знаю. Иметь детей и одновременно работать — самореализовываться — для меня это нечто само собой разумеющееся. У моих подруг с запада Германии нет такого примера. Но когда в начале этого года отмечали 100 лет женского избирательного права, примеры эмансипированных женщин из ГДР остались почти незамеченными.

Много раз поднимался вопрос о том, кем будут считаться жители Беларуси в случае поворота в Европу. Нам много раз говорили о партнерстве. Но если посмотреть на по сути одну страну – ГДР и ФРГ, то даже тут есть «элита» и «людишки». Думается мне, что в случае с Беларусью мы не будем иметь права даже «людишками» называться. Новые хозяева назначат нам своих управляющих, которые будут выполнять распоряжения своих хозяев, и это точно будет НЕ в интересах нашей страны и наших людей.

Опыт восточных немцев может пригодиться

Лишь через 30 лет после воссоединения Германии результаты выборов заставляют нас внимательнее приглядеться к опыту восточных немцев. Ведь они и голосуют по-другому. Здесь правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) в два раза сильнее, чем на западе Германии. Я не из тех, кто считает, что расизму и дискриминации может быть оправдание. Но нельзя отрицать, что многие на востоке не чувствуют себя частью общества.

Если мы не хотим, чтобы в себе замкнулись целые регионы, мы должны этой тенденции противодействовать — развивать инфраструктуру, выровнять, наконец, зарплаты на востоке и западе страны, ввести квоту для восточных немцев на руководящих постах на предприятиях и укреплять социальные контакты.

А еще мне бы хотелось, чтобы запад Германии проявлял подлинный интерес к востоку, к его опыту, переломным моментам, историям людей после воссоединения и их сегодняшним чувствам.   

А для моего поколения? Я родилась в 1982 году и принадлежу к третьему поколению восточных немцев. Мы — дети эпохи перемен. И если мы чему-то научились, то тому, что любая система недолговечна, что постоянно необходимо меняться и никого не оставлять за бортом. Это можно назвать способностью к трансформациям, которая и сегодня, когда мы живем во время цифровых изменений, тоже важна. Мы сейчас находимся в идеальном возрасте, чтобы нести ответственность. Когда сможем начать?

Автор: Линда Фиреке, обозреватель DW

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Хочу еще раз заострить ваше внимание на том, что в статье описано то, как одна часть Германии интегрировалась в другую часть. В ситуации же с Беларусью, если все же получится, что нас сломают, все будет далеко не так «радужно».

Есть такой фильм «Гуд бай, Ленин!». В нем рассказывается и показывается то, что и как происходило в ГДР, когда ее объединяли с ФРГ. Рекомендую посмотреть в дополнение к этому интервью.

Итак — сейчас у нас уникальная ситуация, которую можно сравнить с известной поговоркой – знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Ситуация в Беларуси, благодаря твердой и решительной позиции Лукашенко, а также поддержке России, как бы заморозилась, и мы можем со стороны пронаблюдать, чтобы бы было, если бы мы пошли по этому пути, а что по этому и выбрать не обещания, а более или  менее проверенные сценарии развития нашей страны. Самое ценное – не слова с одной и другой стороны, которым можно верить или не верить, а конкретные факты.

Автор: Виктор Сагалов 

Полная версия

 

Источник: zen.yandex.ru

Добавить комментарий