Илья Мозги. Занавес. Астрахань, 2017. Фото с сайта www.artmossphere.ru

Уличное искусство, которое терминологически следует отделять от стрит-арта и граффити, рождалось как самое свободное от регламентов институций и коммерции. Но ни для кого не секрет, что вместе с тем, как это «самое свободное» из искусств получило признание, пришли к нему и институционализация, музеефикация, встраивание в выставочный процесс, выстраивание в том числе и коммерческих отношений, внутренние расколы тех, кто это принимает с теми, кто остается верен только улице. Вот и новая, вернее, первая энциклопедия российского уличного искусства – результат этих достижений (ну, или для кого-то, может быть, упущений).

С одной стороны, вы не найдете в книжке привычных выходных данных. Можно было бы объяснить это стихийной и скрытной природой самого предмета исследований. С другой стороны, здесь четко обозначено, что работали над изданием команда творческого объединения АРТМОССФЕРА, созданного Сабиной Чагиной и Юлией Василенко (одноименная московская биеннале уличного искусства, кстати сказать, вполне институционализирована – основной проект ее третьего выпуска прошел на Винзаводе, а второго – и вовсе в Манеже), продюсировали это кураторы выксунского фестиваля «Арт-Овраг» Юлия Бычкова и Антон Кочуркин, а финансировали, во-первых, тот же фонд, что спонсирует и «Арт-Овраг», во-вторых, Минкультуры.

Помимо, например, посвященного уличному искусству проекта «Стена» на Винзаводе, помимо биеннале уличного искусства, помимо самого этого уличного искусства, привычно выглядящего уже и в выставочных пространствах, и на ярмарках, помимо Музея стрит-арта в Санкт-Петербурге (музея, который, к слову, недавно инициировал обращение к губернатору Александру Беглову с просьбой в условиях нынешней ситуации с коронавирусом поддержать «частные коммерческие и некоммерческие культурные институции и общественные пространства города») об этом искусстве, что логично, стали выпускать книги. Это, например, первое на русском языке специальное исследование по теме – опубликованная в 2016-м книга Игоря Поносова «Искусство и город». Это «Краткая история нижегородского уличного искусства», сделанная Алисой Савицкой и Артемом Филатовым и вышедшая в 2019-м.

В нынешнем томе энциклопедии – более 180 художников и объединений, на каждого выделены одна-две страницы. В том случае когда проиллюстрированы действительно уличные проекты, указан город, но, конечно, не улица – в этом смысле верность партизанскому духу сохранена даже в поддержанном Минкультуры издании. Нечто партизанское есть и в структуре книжки: список выбранных художников (от отлично известных – Кирилла Кто, того же Артема Филатова или Игоря Поносова, Ради, Славы Птрк, Миши Most’a, Паши 183, Покраса Лампаса, Владимира Абиха и многих других – до тех, чьи имена еще не на слуху) ищите на странице 64. Иначе разобраться трудно.

Важные структурирующие и смысловые части тут – предисловие Антона Польского, искусствоведческая статья Алексея Масляева, составленный Дмитрием Аске подробный (вплоть до таких деталей, как появление в 2010-м первой специализированной граффити-краски отечественного производства) таймлайн и глоссарий, из которого предлагается уяснить, скажем, что такое неомурализм, жэк-арт и агли-граффити. Антон Польский разделяет историю российского уличного искусства длиной в 30 с лишним лет на четыре этапа, от связанной с хип-хопом субкультуры граффити к выделению стрит-арта, затем к его дифференциации и так до «коммерциализации и музеефикации». Уличное искусство – то, что не управляется законом или какими бы то ни было институциями. Но в книге оно взято шире, ведь участие в фестивалях, к примеру, создание в рамках упомянутого «Арт-Оврага» Мишей Most самого большого в мире мурала – уже та глава в истории уличного искусства, что напрямую зависит от институций.

Вопросы, которые реальность задает уличному искусству, когда дает ему признание, – это не только вопросы (и споры между самим художниками) о вандализме или о том, нужно ли некогда самому демократичному из искусств откликаться на реальность современной политики. Это и вопросы о сотрудничестве с институциями или отказе от него, о мере протеста уличного искусства, о преследовании уличного искусства… Отсюда очевидный момент связи свободы этого самого уличного искусства с его недолговечностью и незащищенностью. Сегодня сделано, завтра закрашено, осталось только где-нибудь на сайте или в Instagram художника.

Отклик уличного искусства на политику – это, например, рассказ (увы, без фотографии) о том, как Паша Кас перенес матиссовский «Танец» на фасад здания в Темиртау. Только фигуры парили вокруг заводской трубы с черным дымом. После этой работы художник подвергся преследованию. Другой отклик на современность – хорошо известная работа Тимофея Ради «Фигура #1. Стабильность» 2012-го. Фактически это была акция, задокументированная и сохранившаяся на видео (в энциклопедии, естественно, приведена фотография): в заснеженном поле ковровая дорожка вела к пирамиде, что зиждилась на омоновских щитах и была увенчана троном.

Формат энциклопедии – штука полезная, особенно для одного из самых молодых искусств. База, помогающая прояснить основные моменты и узнать художников, чьи работы мы могли встречать в разных городах, не зная о том, чьи они. База, необходимая для более узких исследований. Создатели надеются, что будет второе, дополненное издание (хочется верить, что оно будет тщательнее вычитано), где, в частности, опубликуют интервью художников и исследователей. Новые материалы обещают размещать на специальном сайте. Хорошо, если это будет аналог онлайн-энциклопедии, где можно было бы писать подробнее, добавлять к биографическим статьям исследования другого рода и подробнее же иллюстрировать, создавая архив уличного искусства, в том числе того, что утрачено. В этом смысле, как и само уличное искусство, энциклопедия – work in progress. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий