Фото сайта occhionotizie.it

В городе Бари правоохранители задержали 99 человек, 96 из них посажены за решетку, еще трое находятся под домашним арестом, сообщило в понедельник агентство ANSA. Рейд в рамках операции «Вихрь мистраля» был направлен против мафиозного клана Стришульо. Однако, как показывает практика, мафия становится уже не столько сугубо итальянской, сколько трансграничной. При этом единой системы борьбы с организованной преступностью Брюссель до сих пор не смог выработать, и этому препятствует разнообразие законодательства стран – членов ЕС.

За членами преступной группы наблюдение велось с 2015 года. При этом прокуратура предупреждала, что необходимо прервать связи заключенных членов мафии с кланом.

Не исключено, что нынешняя операция связана с тем, что глава клана, 48-летний Доминико Стришульо, может выйти на свободу уже в этом году: в 1999-м его посадили за решетку на 22 года за организацию убийств. И не факт, что он будет безопасен для остальных итальянцев. Стришульо, кстати, запомнился активной борьбой за свои права. Он, например, добился через суд требования передать ему CD-плеер. Босс мафии заявлял, что музыка по телевизионным каналам его «не удовлетворяет». Новое дело, возможно, отсрочит возвращение Стришульо на волю. Кроме членства в мафиозной организации задержанных обвиняют в убийствах, торговле наркотиками, вымогательствах и участии в потасовках. В том, что для двузначных сроков доказательств хватит, наверное, можно быть уверенным, столько времени было потрачено на подготовку. Другое дело, что при уходе мафиозных структур в тень после 90-х годов проблема полностью решена все равно не была. На юге страны постоянно арестовывают в тех или иных местах новых участников кланов. Так, в начале года начался крупнейший процесс над членами мафиозного клана Ндрангета, на котором обвинения предъявлены 447 людям. Он действовал на территории сразу пяти континентов, в том числе организовал производство и транспортировку наркотиков из Колумбии.

«Итальянскую преступность нужно рассматривать в европейском контексте. Сегодняшняя мафия трансгранична, она уже не совсем итальянская. В ней нередко можно заметить присутствие албанского и турецкого этнических элементов. Поэтому нужны усилия со стороны ЕС. Они предпринимаются, но все равно пока в ЕС нет единой системы полиции. С 2020 года заработала европейская прокуратура, но она только начала деятельность и не все присоединились к этой структуре. Есть и Европол, однако он выполняет скорее функцию обмена информацией»,– поясняет старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Елена Маслова.

Эксперт в разговоре с «НГ» отметила, что совместной борьбе европейских стран препятствует разное законодательство. Этим и пользуются преступные группировки.

«В их среде даже есть понятие «юридический шопинг»: свою деятельность мафиози стараются осуществлять в странах с более мягкими законами, например в Нидерландах, где к тому же имеются порты. Также развита организованная преступность на юге Иберийского полуострова, где сильна связь с Африкой. Особенно заметно ее присутствие там, где центральная власть слаба и где мафия даже пытается заменить собой элементы государства, как на юге Италии», – рассуждает эксперт.

Тревожные тенденции последних лет в итальянской экономике и увеличение безработицы – питательная среда для преступных сообществ. Поэтому важна не только работа на уровне гражданского общества, но и общее улучшение благосостояния южных регионов Италии. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий