Вершки и корешки заботы власти о гражданах

          

 О Плане властей по преодолению последствий пандемии — эта моя статья опубликована в «Свободной прессе» 

         Как известно, кризис в России преодолевается путем сплочения для преодоления общей беды: у кого-то щи жидкие, а у кого-то жемчуг мелковат. Самые пострадавшие и «системообразующие», разумеется, те, кого размеры жемчуга не радуют.

         И еще. Похоже назрела новая поправка в Конституцию (если приводить теории и мечты к практике): переименовать наше государство из социального в ростовщическое.

         Скажете, сгущаю?

         Давайте оценим.

         По данным газеты «Ведомости» меры по поддержке населения и бизнеса оценены в 800 млрд.руб. Но что это за меры?

         Самые рекламируемые из последнего выступления Президента: всем семьям с детьми от 3 лет выплатить 10 тысяч рублей на ребенка; для семей с доходом ниже прожиточного минимума выплатить вперед за полгода по 33 тысячи рублей на ребенка; самозанятым вернуть весь налог на доход за 2019-й год; федеральная доплата врачам до 80 тысяч рублей, медработникам до 50 тысяч рублей, работникам социальных учреждений до 60 тысяч рублей.

         Что ж, лучше, чем ничего, но это далеко не на 800 млрд.рублей, дай бог, если на одну десятую от того. А что же остальное?

         Ищем информацию. Разумеется, не в выступлении Президента, а в документах и фактах.

         Свежая информация: из 27 млрд.руб., вроде как, выделенных на доплаты врачам и медработникам, по состоянию на 13 мая (спустя три дня после очередного «грозного» заявления Президента) реально выплачено медикам немногим более 4,5 млрд.рублей, а 22 млрд.рублей до врачей и медработников пока так и не дошли.

         Допустим, даже надеемся, что дойдут — коли уже сам премьер признал такое явно недопустимое состояние дел. Но что дальше, что планируется, повторим, не в рекламных речах, но в официальных документах?

         Ищем и находим: и на сайте Минэкономразвития, и на официальном сайте правительства (https://www.economy.gov.ru/material/dokumenty/plan_preodoleniya_ekonomicheskih_posledstviy_novoy_koronavirusnoy_infekcii.html) видим один основной документ: «План по преодолению экономических последствий новой короновирусной инфекции». На дату написания этой статьи — 14 мая, то есть, спустя четыре дня после выступления Президента с анонсированием очередных планов «помощи» бизнесу и населению и даже с заявлением о прекращении общеобязательных принудительных «нерабочих дней» — на сайте правительства План от 20 апреля 2020 года. Что ж, коль скоро никаких более новых документов нет, анализируем этот. Что в нем нам обещается?

         Прежде всего, «Кредиты и гранты для бизнеса». В рамках этого раздела: «выдача на выплату зарплат беспроцентных кредитов на 130 млрд.руб. — кредитное софинансирование выплаты зарплат в пределах МРОТ (12 130 руб.)»

         Давайте оценим, помощь ли это на самом деле, а если и помощь, то кому?

         Согласитесь, в условиях, когда производство не работает уже полтора месяца (!) и денежных поступлений от реализации товаров и услуг нет и не ожидается, это не мера помощи со стороны государства производствам и бизнесам, а необоснованное перекладывание ответственности с государства, запретившего работу предприятий, на производства и бизнесы, с фактическим принуждением собственников предприятий залезать в кабалу к банкам. Для многих предприятий с изначально невысокой рентабельностью и при неизвестных перспективах развития ситуации в дальнейшем — в безнадежную кабалу.

         По сути, это использование фактически чрезвычайной ситуации для масштабного перераспределения собственности и рынков в пользу коммерческих банков и их владельцев. В том числе, дальнейшее искусственное перераспределение собственности от капитала производительного в пользу финансово-спекулятивного. Действия и экономически необоснованные и морально и юридически весьма сомнительные.

         В рамках того же раздела фактической помощи, прежде всего, ростовщикам, программа «3 по 1/3».

         Это означает, что 2/3 стоимости платежей по новым кредитам покрывают государство и банки. Предприятие-заемщик выплачивает только 1/3 начисляемых процентов. Звучит, на первый взгляд, заманчиво. В принципе, льготное кредитование — известная и сравнительно эффективная мера поддержки производства и бизнеса, правда, лишь в условиях, когда есть рынки и производство. В ситуации же, когда производства принудительно остановлены государственной властью, при неизвестных перспективах на будущее, взятие предпринимателем дополнительных кредитов можно оценить как меру заведомо легкомысленную, авантюрную. Подобная мера могла бы быть признана целесообразной исключительно тогда, когда будет определен четкий план выхода из пандемии, условия и сроки снятия ограничений на хозяйственную деятельность.

         Существенным также является источник льготного кредитования.

Если льготное кредитование осуществляет непосредственно государство через подведомственные ему институты или частный бизнес самостоятельно (если ему это долгосрочно выгодно), то это вполне возможная и эффективная мера. Если же частный бизнес осуществляет кредитование по прежним весьма высоким ставкам (втрое более высоким, нежели по этой программе предлагается бизнесу, то есть, втрое выше, чем готов брать кредиты бизнес), но основную часть процентной ставки по кредиту покрывает государство, подобную меру стоит признать мерой помощи за государственный счет, прежде всего … банкам. Именно банки в этом случае получат прибыль (доход от высокой процентной ставки), которую без выделения государством софинансирования процентной ставки они никак не получили бы. То есть, по сравнению с нормальными рыночными условиями и рыночным спросом на кредиты банки получат втрое бОльшее необоснованное вознаграждение — за счет государственного бюджета. Очевидно, в интересах общества и государства в такой ситуации было бы осуществлять льготное кредитование бизнесов по втрое сниженной процентной ставке напрямую, минуя коммерческие банки, во всяком случае, если банки не готовы сами, самостоятельно кредитовать предприятия по этой втрое сниженной ставке.

         Следующая мера: «Гранты на выплату зарплат и решение других неотложных задач в апреле и мае. Зарплату сохранят 3,3. млн.человек. Необходимое условие — сохранение в штате не менее 90% сотрудников. Формула для расчета гранта: число сотрудников на 01.04.2020 умножить на один МРОТ (12130 руб.). Выплаты начнутся с 18 мая.»

         По сути, это первая, хотя пока лишь обещанная, но мера действительной поддержки государством именно предприятий (а не банков — под прикрытием помощи предприятиям). Лишь в пределах МРОТ — это, конечно, не компенсация выплаты зарплат. Президент ведь в своем первом обращении о «нерабочих днях» в связи с пандемией обязал предприятия выплачивать работникам всю зарплату, в полном объеме, а не в пределах МРОТ. Но хоть что-то, хоть какая-то минимальная, но реальная помощь.

         Проблема лишь в том, что помощь чрезвычайно запоздалая, даже на уровне обещания. Если бы обязательство о такой помощи было объявлено сразу, в конце марта, когда вводились «нерабочие дни», то значительно бОльшее количество предприятий, вероятно, не были бы вынуждены различными правдами и неправдами уволить своих сотрудников, а то и полностью фактически закрыться. И планируемое начало выплат (лишь начало, а не гарантия проведения фактических выплат к этому сроку) лишь с 18 мая — тоже не вселяет оптимизма. Столь запоздавшая дата ничем не обоснована. А до 18 мая где предприятия должны брать деньги на выплаты зарплаты за период с конца марта? Опять залезать в кредиты? Притом, что надежных гарантий выплаты «грантов на зарплату» ВСЕМ предприятиям, удовлетворившим, заявленным условиям, и строго в какой-то установленный срок, пока никто не дал.

         Далее: «Для малого и среднего бизнеса: отсрочка и снижение налоговых и страховых платежей», в том числе, «для наиболее пострадавших отраслей: отсрочка на 6 месяцев

по всем налогам, кроме НДС».

         Что ж, отсрочка, безусловно, необходимая, и понятно, почему кроме НДС — для тех, кто производит и отгружает продукцию, казалось бы, естественно платить НДС. Проблема лишь в том, что НДС платится по отгрузке продукции, а не по получению оплаты за нее. Но цепочки производства, а значит и оплаты за конечную продукцию сейчас где-то обязательно разрываются, и не произвольно, а вследствие решений властей о прекращении производства. Значит, платить НДС множеству предприятий будет не из чего. Опять лезть в кредиты, при неизвестных дальнейших перспективах? Притом, что никаких беспроцентных кредитов именно на оплату НДС не предусмотрено.

         Кроме того, в общих балансах предприятий немалую роль могут играть и имущественные налоги. Отсрочка — хорошо, но явно недостаточно. Если нет доходов (уже, как минимум, за полтора месяца), то и не из чего платить налог на имущество производственного назначения — ни сейчас, ни позднее, по окончании отсрочки. Аналогично в отношении налога на вмененный доход — дохода фактически нет, и соответствующий налог на период запрета на работу необходимо просто безусловно отменять, а не «отсрочивать».

         Далее, также для «наиболее пострадавших отраслей» — «отсрочка на 6 месяцев по страховым взносам».

         Что ж, отсрочка и эта, безусловно, необходима, но явно недостаточна. Деньги на страховые взносы за период установленного властями запрета на работу предприятиям взять просто физически негде. Даже «гранты» правительства на выплату зарплаты в пределах МРОТ и приложенная формула их расчета (см.выше) никак не включает в себя сумму на последующее внесение предприятием страховых взносов за работника в период отсутствия работы и соответствующих финансовых поступлений.

         И уже для всех отраслей: «страховые взносы на сумму зарплаты, превышающую МРОТ, снижены вдвое – с 30% до 15%».

         Согласимся, вздохнуть можно чуть свободнее. Но по сути это мера — не поддержки, но временного сиюминутного облегчения положения работников и предприятий. Мерой поддержки она стала бы, если бы государство взяло бы на себя выплату соответствующей (недостающей) части страховых взносов из бюджета или Фонда национального благосостояния. Но ничего подобного нет.

         И снова о главном для нашей власти — о помощи родному ростовщику под прикрытием помощи бизнесу: «Для малого и среднего бизнеса — доступ к кредитам». В том числе: «Расширена программа льготного кредитования под 8,5%». Выделяется из бюджета 18 млрд.руб., Кредитный портфель — 500 млрд.руб. Плюс дополнительное облегчение условий участия в программе.

         Из описания программы можно сделать предположение, что 18 млрд.руб. выделяется на компенсацию за счет бюджета части процентной ставки по кредиту, предоставляемому коммерческим банком на «рыночных» условиях. Если это так, то программу следует признать программой помощи, прежде всего, банковскому сектору. Именно банковский сектор получит по этой программе дополнительно, как минимум, 18 млрд.руб. За счет завышения процентной ставки по сравнению с реально рыночной — той, по которой без «господдержки» малый бизнес готов был бы брать кредиты. С точки зрения интересов государства и общества, а также реальной поддержки именно малого бизнеса, целесообразнее было бы оказывать госпомощь малому бизнесу напрямую — предоставляя ему прямые госкредиты из специальных государственных фондов по соответствующей процентной ставке.

         Дальше начинаются перлы, например, раздел «Региональные гарантийные организации». Что бы это могло быть? Вчитываемся и, с учетом того, что в программе далее речь о гарантийных обязательствах и поручительствах, расшифровываем. Понятно, допущена ошибка, и программа должна называться «Региональные гарантийные обязательства» или «…поручительства».

         Симптоматично: рекламный текст официальной правительственной Программы, буквально, спасения страны, с красивыми слайдами уже более трех недель висит на официальном сайте правительства, притом, что никакой иной программы «спасения» в стране, во всяком случае, у государственной власти нет, но элементарную грубую ошибку-опечатку исправить некому. Наверное, полагают, что незачем — кому вообще эти планы нужны?…

         Следующий перл — раздел «Микрофинансовые организации». Начинается, вроде, даже сравнительно разумно: предусмотрен ряд льгот по неустойкам при просрочках микрозаймов; даже снижены ставки по микрозаймам … до ключевой ставки (6% годовых), плюс предусмотрена отсрочка по выплате основного долга до 6 месяцев.

         Задумываюсь: что же означает таинственное «снижение процентной ставки до 6% годовых»? Означает ли это, что микрофинансовым организациям запрещено устанавливать ставку выше? Притом, что ранее (см. выше) описана программа «льготного» банковского кредитования под 8,5 процентов годовых? Или государственная власть опять планирует из бюджета компенсировать разницу в процентных ставках?

         Еще веселее: «Предоставляется возможность использовать микрозайм на выплату зарплаты». Кто что понял?

         Да это в какое же безвыходное положение надо поставить предприятия, чтобы затем милостиво разрешить им брать микрозаймы (которые иначе, чем под грабительские проценты, просто не бывают) на выплату зарплаты работникам!

         Далее, казалось бы, облегчение: «Отсрочка арендных платежей». И на том спасибо, но только если признавать власть оккупационной. А если нет?

         Все меры в этой части касаются исключительно отсрочки платежей, но не обоснованного снижения ставки или полного отказа от взимания выплат за период, когда работа, то есть, выпуск товаров и предоставление услуг, с получением оплаты за них, вообще запрещены соответствующими решениями властей. Право взимания государством и государственными органами и бюджетными организациями арендной платы с предприятий и организаций, которым решениями государственных же органов запрещено вести текущую производственную деятельность, можно ли в принципе признать обоснованным, экономически нецелесообразным, морально и юридически приемлемым?

         «Поддержка пострадавших отраслей». Углубляться не будем, предложенные меры носят специальный для каждой отрасли характер, степень обоснованности и достаточности этих мер необходимо оценивать совместно с объединениями работодателей и профсоюзами соответствующих отраслей. Обращает на себя внимание лишь то, что выделены отрасли, связанные с авиаперевозками, туризмом, гостиничным бизнесом, сферой услуг, культурой и досугом, но совершенно не отмечены и, надо понимать, по мнению правительства, не нуждаются в экстренной помощи (исключение — лишь поддержка фармацевтической отрасли). предприятия производственного цикла, работа на которых также прекращена в соответствии с решениями властей.

            «Снижение административной нагрузки». Этому посвящен значительный объем презентации (7 слайдов). Меры разнонаправленные, в значительной степени обоснованные, но их объем и совокупность ставят вопрос о явной суммарной избыточности этой «административной нагрузки» в принципе, не только в период борьбы с пандемией, и о необходимости распространения этих мер «снижения давления» и в дальнейшем. Кстати, продолжением этому и следующий раздел — «Снижение непроизводительных издержек бизнеса». В значительной степени — примерно то же самое.

         И, наконец, «Системообразующие предприятия».

Несмотря на главенствующую роль в экономике (как это должно было бы быть, кстати фармацевтический бизнес попал и сюда тоже), прописана мера, по существу, лишь одна — все те же льготные кредиты на один год для поддержания оборотных средств и сохранения рабочих мест. Льготные кредиты субсидируются (надо понимать, из государственного бюджета) по ключевой ставке Банка России. То есть, опять помощь за счет государственного бюджета, прежде всего, банкам, которые получат на этом необоснованную прибыль, выдавая кредиты по ставке, по которой в ином случае предприятия кредиты не взяли бы. Фактически, просто часть государственного бюджета будет прямо перетекать в доходы банковского сектора.

         Вообще о степени и глубине проработки важнейшего раздела о поддержке системообразующих предприятий говорят следующие приведенные в программе «меры»:

— еженедельный мониторинг работы системообразующих предприятий;

— при необходимости – адресная поддержка;

— стресс-тестирование.

         Внимание: это не выдержки, а исчерпывающий перечень мер.

         То есть, по сути, спустя полтора месяца после введения общеобязательных «выходных» — совершенно ничего.

         Правда, 7 мая вышло дополнительно постановление правительства об одобрении и внесении ряда законопроектов в Думу, но их стоит анализировать отдельно.

         А 10 мая утверждены меры правительства по поддержке системообразующих организаций. Это короткий документ и приложение — утвержденный «Порядок». О чем все это?

         Системно значимой признана 1151 компания, каждая из которых может претендовать на кредит по льготной ставке. Особо пострадавшим предприятиям будет дополнительная помощь: субсидии на возмещение затрат, отсрочка уплаты налогов, госгарантии. Для получения помощи надо пройти… все то же «стресс-тестирование», раскрыть определенную информацию (что, согласимся, обоснованно) и затем на рассмотрение специальной комиссии.

         Как это называется? Ручное управление.         

         Что ж, иногда бывает необходимо. Но верен ли базисный подход — помощь (за наш с вами общий счет) тем, кто «системообразующий» и не пройдет «стресс-тестирование»?

         А, может быть, должно быть иначе?

         — тем, кто пострадал от действий и решений властей — не помощь, но справедливая компенсация;

         — тем же, кто пострадал от общего изменения мировой ситуации (снижение мировых цен на нефть и т.п.), то есть, сам не предусмотрел риски, неверно оценил ситуацию — всякая помощь исключительно в обмен на акции в нашу общую (государственную) собственность. По нынешней рыночной (весьма низкой) цене.

         Или у нас с вами есть какие-то обязательства по поддержанию прибылей таких сособственников, например, Роснефти, как британская «Бритиш Петролеум»?

         Не говоря уже о такой жизненно перезревшей теме, как приведение не то, что зарплат, но даже и суммарных доходов «топ-менеджеров» этих «системообразующих» к уровню не выше зарплаты премьер-министра.

         Понятно, ничего подобного этим моим предложениям в правительственной программе нет…

         Раздел «Банковское регулирование и финансовая сфера».

Предусмотрен ряд бухгалтерско-учетных и регуляторных послаблений. Но каких-либо мер по ограничению финансово-спекулятивных операций, ужесточению ответственности за нецелевое направление и использование льготных кредитных ресурсов и пресечению направления этих ресурсов на спекулятивные операции не предусмотрено.

         Помощь регионам, «столкнувшихся с падением доходов». Планируется выделить 200 млрд. руб. И на 69,5 млрд.руб. (дополнительно или внутри этих 200 млрд.) снизятся расходы субъектов РФ благодаря реструктуризации бюджетных кредитов.

Здесь оценивать, в общем, нечего — приведенных данных явно недостаточно.

         Следующий важный раздел: «Защита от банкротства. Вводится мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов в отношении стратегических и системообразующих предприятий, а также организаций и ИП, работающих в наиболее пострадавших отраслях. Арбитражный суд не принимает заявления о признании должника банкротом, поданные во время моратория (а также заявления, решение о принятии которых не было принято до начала моратория). В период моратория в отношении должников не допускается обращение взыскания на заложенное имущество и приостанавливается исполнительное производство».

         Применительно к данной мере существенным стоит признать, что к списку «наиболее пострадавших» отнесен лишь чрезвычайно ограниченный список отраслей (см.выше). То есть, получается, что банкротить производственные предприятия, не являющиеся стратегическими и системообразующими, попавшие в трудное положение в связи с решениями властей (в том числе, потому, что перед ними не выполняют свои обязательства те, кого банкротить нельзя), можно без ограничений…

            И, наконец, доходим до того, что жизненно важно для самого простого человека: «Поддержка доходов населения». Надеемся и верим. Читаем и что видим — не в обещалках в публичных выступлениях лидеров, а в единственном пока официальном документе?

         В основном «поддержка доходов» сведена к упрощению и небольшому увеличению (до МРОТ) выплат по больничному листу, автоматическому продлению без личного присутствия пособий и льгот, дополнительному пособию семьям, имеющим право на материнский капитал (49,7 млрд.руб.), сюда же включены выплаты ветеранам в связи с 75-летием Победы — 71 млрд.руб. Плюс каникулы по потребительским кредитам и ипотеке. Здесь же увеличен максимальный размер пособия по безработице до 1 МРОТ — на это в пересчете на весь год выделяется 36 млрд.руб. Здесь же на период с 1 апреля по 30 июня дополнительные выплаты врачам и медсестрам: врачам до 80 тыс.руб. (на скорой помощи — только до 50 тыс. руб.), среднему медперсоналу — 50 тыс. руб.(на скорой помощи — 25 тыс. руб.), младшему медперсоналу и водителям скорой помощи — 25 тыс. руб. И, венец заботы о доходах населения, для самых бедных: семьям, в которых родители являются безработными, в течение 3 месяцев планируется выплачивать дополнительное пособие аж в 3 тыс.рублей.

         Предусмотрены также и «другие программы» (переобучения и т.п.), в которых смогут принять участие аж … 67 тыс. чел. — это вообще, как понимает читатель, «ни о чем».

         Но попробуем просуммировать расходы на «поддержку доходов населения», приведенные в презентации программы. Вместе с помощью материнству и детству, которая, строго говоря, в основном презентовалась не к «короновирусу», но ранее — еще к прелюдии «обнуляжа» президентских сроков, в пересчете на весь год — 164 млрд.руб. Это без неизвестной (из Программы) суммы на доплаты врачам и медперсоналу (которые, мы теперь знаем, должны быть 27 млрд.руб., но по признанию премьера, пока составили лишь 4,5 млрд), но которые, по логике, стоит относить не к поддержке доходов населения, но к прямым расходам государства на борьбу с пандемией. Но совершенно необоснованно включая 71 млрд.руб. — юбилейные выплаты ветеранам, которые, также по логике, вовсе не должны относиться именно к поддержке доходов населения из-за мер, принятых властями по ограничению пандемии.

         Допустим, что-то не учли, тем не менее, суммарно именно на поддержку доходов населения в связи с мерами, принятыми властями по борьбе с пандемией (в частичную компенсацию ущерба, понесенного гражданами) — менее 100 миллиардов рублей, повторим, в пересчете на весь 2020 год. Малому бизнесу, как мы убедились, в основном не помощь, но временные отсрочки и милостивые кредиты, которые надо, в конце концов, отдавать — а не из чего.

         Обращаю внимание: никаких следов кредитов, которые, как пообещал Президент в своем последнем выступлении, будут при определенных условиях полностью погашаться, в этой программе не предусмотрено. А никакой другой программы, спустя более полутора месяцев после объявления принудительных «нерабочих дней» и уже по окончании этого странного периода, до сих пор нет.

         Так где же остальные 700 млрд. из 800 млрд.рублей «помощи», которые теперь так пафосно рекламируются? Надо понимать — на помощь «системообразующим», у которых жемчуг мелковат?

         А ведь даже эти рекламируемые как подвиг власти пока мифические 800 млрд.руб. — это лишь треть от суммы, с моей точки зрения, просто преступной и притворной только что провернутой сделки по выкупу государством за счет средств Фонда национального благосостояния у Банка России и без того принадлежащего государству госпакета акций Сбербанка.

         А на всю сумму этой сделки можно было бы как раз выплатить всем пострадавшим гражданам России примерно их доход, не полученный в связи с мерами принудительного осуществленного властями прекращения работы на полтора месяца — в пересчете на работающих в среднем примерно по 30-35 тысяч рублей или, в пересчете на все население, в среднем (включая грудных детей и получающих пенсии стариков) примерно по 15-17 тысяч рублей.

         И в качестве послесловия. Реализуемые властями России меры по поддержке населения уместно сравнить с мерами, реализуемыми в ряде других стран. Вот какие типовые меры принимают в ряде других стран (по данным Агентства стратегических исследований).

         Власти Польши выделили более 50 млрд.долларов США (более 3,5 трлн.руб.) на компенсацию до 40% зарплаты людям, которые потеряли работу во время пандемии. При этом польские самозанятые в случае сокращения доходов получат единовременное пособие в размере около 500 долларов США (около 36 тысяч рублей).

         Правительство Дании пообещало покрыть три четверти фондов зарплаты частным компаниям, которые пострадали от введенных в стране ограничений. Однако лишь при условии, что они не будут сокращать рабочие места. До 9 июня государство будет компенсировать 75% зарплаты на сумму до 3077 евро (до 240 тысяч рублей) ежемесячно.

         В Великобритании власти обязались оплачивать 80% зарплаты работникам в течение трех месяцев в пределах 2,7 тыс.евро (до 215 тысяч рублей).

        В Италии все работники, даже самозанятые, получают от государства единоразвую выплату в 600 евро (48 тысяч рублей).

         В Норвегии самозанятым предоставят временную защиту, эквивалентную 80% от среднего дохода за последние три года и выше, с ограничением в 52 тыс.евро за год (до 4 млн.руб. в год).

         Согласитесь, трудно сравнивать это с российской разовой дополнительной выплатой семьям, где родители безработные, в сумме … 3 тысячи рублей…        

Источник: newsland.com

Добавить комментарий