Фото Reuters

На поздний вечер 7 октября (в Москве уже будет раннее утро 8 октября) в мормонском штате Юта назначены теледебаты вице-президента США республиканца Майкла Пенса и кандидата в вице-президенты от демократов, бывшего прокурора Калифорнии Камалы Харрис.

За редким исключением вице-президентские дебаты пользуются меньшим вниманием, чем президентские, но нынешний случай особенный. За обоих, и действующего вице-президента Пенса, и только желающую стать им Харрис, играет фактор возраста их «начальников». Дональду Трампу 74 года, его сопернику Джозефу Байдену – 77 лет, и несмотря на то, что оба выглядят вполне бодро, все может случиться… А ведь именно вице-президент – первый «наследник» действующего главы государства.

Впрочем, на Пенса, бывшего губернатора Индианы, евангелика, который кажется персонажем офисной комедии из 1970-х, эту роль примеривали давно. Едва непредсказуемый и грубый Трамп был избран президентом США, как пресса все чаще стала видеть спасение в Пенсе.

Так, в конце 2019 года в США вышла в свет книга «Предупреждение», автор которой, анонимный сотрудник администрации, утверждал, что часть «заговорщиков» в Белом доме пыталась избавиться от Трампа, используя положения 25-й поправки американской Конституции. Она позволяет отстранить президента от должности, если будет доказана его недееспособность. В таком случае его сменяет вице-президент. Сам Пенс после выхода книги высказался определенно: «Все свое время пребывания на посту вице-президента я не слышал никаких дискуссий о 25-й поправке, и почему я должен их слышать?»

Фамилия Пенса вновь зазвучала в СМИ во время попытки импичмента Трампа, которая так и не произошла. Доказав шефу свою лояльность, он вновь в одной связке с Трампом в битве за Белый дом. Хотя при таком президенте больших возможностей повысить свою значимость у него нет. Главной обязанностью Пенса стала не самая престижная должность – руководство рабочей группой по борьбе с коронавирусом.

Лишенного харизмы Пенса отличает резкий контраст с предшественниками – Байденом и республиканцем Ричардом Чейни, которые играли заметную роль в американской политике. Неофициальный куратор Украины Байден легко брал за грудки президента Петра Порошенко и пользовался полным доверием Барака Обамы. Отношения между ними были дружескими. Когда Обама награждал Байдена орденом, тот всплакнул от избытка чувств, и президент его обнял.

Между Чейни и президентом Джорджем Бушем-младшим подобных отношений не было, однако именно при Буше вице-президентство Чейни превратилось в реальное политическое лидерство, а сам он стал живым знаменем сплотившихся рядом с ним неоконсерваторов. Большинство американских историков согласны, что Чейни был одним из самых сильных вице-президентов благодаря своему влиянию на малокомпетентного во внешней политике Буша. Он отвечал за энергетическую политику, борьбу с террором и был главным адвокатом войны в Ираке, напоминает профессор Джоел Голдштейн, историк американского вице-президентства.

По иронии судьбы, Чейни, несмотря на уговоры Буша, быть вице-президентом не хотел. В нашумевшем фильме «Vice» (в российском прокате «Власть») супруга будущего «вице» говорит ему, что эта должность – «пустое место»: «Сидеть ждать, когда президент умрет». На протяжении более сотни лет это было во многом так. Хорошо известны слова американского государственного деятеля XIX века Даниэла Уэбстера, который занимал должность госсекретаря при трех президентах. «Я не хочу, чтобы меня похоронили, пока я не умер», – сказал он в ответ на предложение занять этот пост.

Парадокс состоит в том, что, хотя положение о вице-президенте в Конституции США не изменилось, «пустым местом» он быть перестал и сегодня это одна из главных фигур, которая, как отмечает Голдштейн, «дает советы президенту на самом высоком уровне».

Правда, многое зависит от того, кто займет этот пост. И хотя имена многих американских вице-президентов на слуху лишь у историков, имена Нельсона Рокфеллера при президенте Джеральде Форде и Ричарда Никсона при Дуайте Эйзенхауэре стали символами успешного вице-президентства.

Без вице-президента Никсона не было бы Никсона-президента. Став главным доверенным лицом при Эйзенхауэре, Никсон был доверенным посланником президента во времена атомной гонки – проводил важные переговоры с союзниками, вершил партийные дела и стал «голосом администрации». Голдштейн считает, что Никсон был рубежным вице-президентом, так как именно при нем «вице-президентский пост стал сдвигаться в сторону исполнительной власти».

Но больше всех в это новое активное вице-президентство привнес демократ Уолтер Мондейл, ставший ближайшим соратником и конфидентом Джимми Картера. Он стал частью «ближнего круга» благодаря широкому доступу к Картеру, с которым мог встречаться как официально, так и в частном кругу. Это была новая модель отношений, которая продолжилась и после.

Такими были республиканцы Рональд Рейган и его вице-президент Джордж Буш-старший, а также демократы Билл Клинтон и Альберт Гор. И кажется неслучайным, что и Буш, и Гор пустились, хотя и с разным успехом, в президентскую гонку. Пребывание в связке с успешными и популярными политиками дало им возможность и набраться опыта, и получить свои 15 минут славы.

Вероятнее всего, об этом сегодня мечтает амбициозная Камала Харрис. Даже если Байден будет избран президентом, он в силу возраста станет главой государства только на один срок. «Вице-президентство увеличивает шансы стать участником президентской гонки», – напоминает Голдштейн. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий