В басовом луче. Фестиваль Ильдара Абдразакова начался в Уфе, а завершился в Астрахани | статьи на inet-moll

Сопрано Вероника Джиоева показала себя настоящей жрицей оперы. Фото Александра Шапунова © Фонд Ильдара Абдразакова

Четвертый международный музыкальный фестиваль Ильдара Абдразакова завершился гала-концертом звезд оперной сцены в Астраханском театре оперы и балета. Программа из французских и итальянских оперных арий и ансамблей прозвучала в исполнении солистов команды Абдразакова в сопровождении симфонического оркестра Астраханской оперы под управлением Валерия Воронина.

Четвертый фестиваль Ильдара Абдразакова прошел под знаком высоких температур. За окном по пути следования всего фестивального маршрута от Уфы до Астрахани было стабильно выше 30. Жарко этим летом было и в Москве, и в Тюмени, и в Томске, и в Новосибирске, и тем более в Астрахани.

К такой жаре добавлялись еще острота и напряженность от висевшей в воздухе неизвестности: клюнет ли петух очередных ограничений. И таки клюнул, отменив концерт в Тобольском кремле, который был перенесен в Тюменскую филармонию.

Повышенным градусом отличились не только концерты, но и многочасовые мастер-классы, которые провели для молодых певцов зрелые, но еще далеко не старые мастера под эгидой главного баса мира Ильдара Абдразакова.

С первого фестиваля он дал понять той публике, которая его обожает, и той, с которой познакомился впервые, что большой оперный артист должен быть талантлив во всем, если уж добирается до сцены, – и в роли в спектакле, и на большом концерте, и особенно на мастер-классе, где просто обязан поделиться секретами мастерства. Ильдар зарекомендовал себя прирожденным педагогом, сочетающим чуткость и ироничность, глубину и легкость, учительскую строгость и отеческую заботу и всегда – желание сказать молодым да ранним, что все это не цветочки-василечки, залакированные овациями, а большая, сложная, кропотливая работа и отношение к сцене как к жизни в кубе. Иначе лучше и не начинать.

Фирменным стало их парное ведение с баритоном Василием Ладюком, где каждый из них лихо, местами уморительно, подобно Биму и Бому, взаимодополнял друг друга, подзадоривая молодняк. Феноменальными, страстными наставницами, преданными жрицами оперы показали себя меццо-сопрано Екатерина Семенчук и сопрано Вероника Джиоева, давая понять, что лучше начать отстраивать свой вокальный аппарат сначала, чем мучить себя и слушателей плохой школой неталантливого педагога, лучше взяться за репертуар по ранжиру, чем хвататься за Аид и Амнерис, погребая свои неокрепшие голоса под мощью вердиевского оркестрового письма.

Испытавшие на себе эффект долгих вокальных штудий с педагогами в России и за рубежом, оперные дивы передавали свои знания и ощущения молодняку, еще не нюхавшему пороха в боях за успех. Вихрь вокальных мастер-классов, пронесшихся по стране, дал осознать, как важно готовить себе смену, чтобы не оставить оперу в России и мире без хороших голосов. И как прав оказался Ильдар Абдразаков, заявивший еще во время первого фестиваля о том, что смену нужно готовить, имея смелость и решительность ставить молодых на сцене рядом с собой, чтобы передавать традицию буквально из уст в уста. Но молодых певцов важно еще и просто отыскивать, тратя личное время, совершая подобные экспансии по стране, проводя эдакий трансерфинг вокальной реальности России, включавший также и мониторинг качества симфонических оркестров. К слову, лучшие участники серии мастер-классов в Москве были приглашены в фестивальный тур по регионам.

За четыре года фестиваль Ильдара Абдразакова накопил и большой опыт гала-концертов, где в фокусе внимания оказывается золотая оперная классика, позволяющая реализовывать принцип «просвещая, развлекай». И в избалованных столицах, и в далеко не всегда получающих тот же концертный рацион региональных центрах много раз повторенная ария Базилио или каватина Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини не надоедят никогда. Хотя, судя по всему, к юбилейному – пятому – фестивалю его организаторы задумались о разнообразии и эволюции своих форматов, о назревшем обновлении своего репертуара в сторону осерьезнивания и даже о возможных концертных исполнениях опер.

Почти карнавальному осмеянию подвергались и куплеты Эскамильо, которые могли исполнять сразу четыре баритона, и дуэт Церлины и Дон Жуана, в котором солисты жонглировали друг другом и особенно солистками, словно шариком в коллективной игре в пинг-понг, и непременно завершали оперную феерию какой-нибудь неаполитанской попсой в виде песенки про фуникулер Funiculi funicula, которую без всякого зазрения совести мог громко подпевать зал.

В раскаленной Астрахани, где царили итальянские температуры, на ура пошли такие козыри, как тенор и драмсопрано. Дмитрий Корчак продержал в сладком плену своего лирического тенора в арии Ромео из «Ромео и Джульетты» Гуно, давая просмаковать сок чистейшей пробы бельканто. Инструментальность звуковедения подпитывалась у него горячей эмоциональностью интонирования. Способность певца быть безупречным партнером была слышна в дуэте Рудольфа и Мими из «Богемы» Пуччини, где его страстной и чуткой партнершей выступила Вероника Джиоева, а в дуэте Надира и Зурги его неразлучного до поры друга исполнил Василий Ладюк. Колоссальность певческой манеры неустанно являла Джиоева, категорическим императивом напоминая об искусстве великой предшественницы Марии Каллас и в Леоноре из «Трубадура» Верди, и в Лауретте из «Джанни Скикки» Пуччини. Живущая в Праге, она легко и непринужденно блеснула русалочьим хвостом и знанием чешского языка в выходной арии главной героини «Русалки» Дворжака.

Главный виновник фестивального парада Ильдар Абдразаков словно умышленно норовил уйти в тень, аристократично уступая место под лучами софитов своим друзьям. Но кто же из них мог затмить лучи такого солнца, как голос Ильдара, – и в арии Лепорелло со списком из «Дон Жуана» Моцарта, и в дуэте Джорджа и Риккардо из «Пуритан» Беллини, и тем более в ансамбле «Паппатачи» из финала первого акта «Итальянки в Алжире» Россини, где феноменальный комический дар баса заливал слушателей фонтаном шампанского Rossini.

Правда, к досаде и солистов, и слушателей, оркестр в тот вечер под управлением Валерия Воронина, впечатливший сыгранностью, был настолько застегнут на все пуговицы, сухо и эмоционально отыгрывая лежавшие на пультах ноты, словно докладывая под козырек о проделанной работе, что за музыку, которой не дали стать музыкой, было чрезвычайно обидно.

Открытиями вечера стали два молодых дарования – сопрано Ирина Котова, приятно удивившая натуральностью сияния своего очень красивого тембра, ровностью и благородством голосоведения, и особенно бас Дмитрий Чеблыков в ариях Алидоро из «Золушки» Россини и Альфонсо из «Фаворитки» Доницетти, недвусмысленно давший понять, кто является его кумиром. 

Астрахань–Санкт-Петербург

Источник: ng.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Программы и компоненты
Добавить комментарий