Фото Drew Angerer/Getty Images

Ситуация вокруг коронавируса нового типа не повлияла на планы Турции в Ливии. По внешним признакам президент Реджеп Тайип Эрдоган готов продолжить военную поддержку международно признанного Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сараджем. Правда, обратной стороной такой помощи в условиях распространения COVID-19, вероятно, станет колоссальная нагрузка на турецкую экономику, которая и без того подавала тревожные сигналы.

Усилия Анкары в очередной раз выходят на первый план в ливийском вооруженном конфликте. Как отмечает вашингтонское издание Al-Monitor, турецкие военные командиры и офицеры разведки сейчас играют основную роль в военной эскалации, которая разгорелась вокруг контролируемого силами ПНС Триполи.

Эрдоган неоднократно подчеркивал, что военнослужащие его армии, отправленные в Ливию, сосредоточат свое внимание исключительно на проблемах командования и координации сил, сражающихся на стороне Сараджа. Но чем дольше длится вооруженный конфликт, тем глубже участие турецкого военного командования. И даже кризис вокруг распространения коронавируса нового типа, как кажется, не пугает Анкару.

Накануне официальный представитель проводимой Триполи операции «Вулкан гнева» полковник Мухаммед Кануно сообщил, что ПНС удалось атаковать под столицей транспортный самолет с боеприпасами для Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. Военно-транспортное судно подверглось нападению в районе города Тархуна «сразу после приземления на взлетно-посадочной полосе». В обстреле, по данным очевидцев, был задействован беспилотник турецкого производства. Причем, как утверждают лояльные Хафтару порталы, транспортник перевозил медикаменты и оборудование, предназначенные для оснащения полевых госпиталей, развертываемых для превентивных мер в борьбе с распространением COVID-19.

Активность Анкара проявляет и у берегов Ливии. Еще до того как ЕС запустил военно-морскую миссию «Ирини» для надзора за соблюдением оружейного эмбарго, принадлежащий французскому флоту фрегат перехватил в Средиземном море турецкое судно, перевозившее военный груз, предназначенный для ПНС.

Другим ярким признаком более глубокого участия турецкого руководства в ливийских делах стала статистика смертей среди сирийских наемников, доставленных в бывшую Джамахирию для участия в операциях на стороне ПНС. По свежим данным Сирийской обсерватории по правам человека (SOHR), число погибших достигло 156. ЛНА, со своей стороны, утверждает, что около 500 иностранцев, сражавшихся за Триполи, были убиты.

С того момента, как ЛНА начала свое наступление на столицу, прошел ровно год. По данным Национального комитета по правам человека, за этот период в боях за город погибли 4387 человек, в том числе 506 гражданских. Ранены были 12 753 человека, включая 800 мирных жителей. В числе жертв – 41 медицинский работник, 64 женщины и 81 ребенок. Общее число перемещенных лиц в результате столкновения между формированиями ПНС и силами Хафтара достигло 342 тыс., большинство из них – представители «наиболее уязвимых возрастных и социальных групп»: старики, женщины и дети. Кроме того, зафиксировано убийство 65 и ранение 110 мигрантов при нападении на два центра их содержания в районе Каср Бен-Гашир и Таджура под Триполи.

За прошедший год власти Турции показали решительную готовность отстоять границы своей сферы влияния в Ливии, увеличив военную поддержку ПНС. Однако такая глубокая вовлеченность в конфликт неизбежно сопровождается финансовыми рисками. Недавний доклад SOHR свидетельствует о том, что турецкое командование стало задерживать зарплаты своим сирийским наемникам в Ливии. Правозащитный центр приводит слова этих «солдат удачи», которые разочарованы условиями работы на Сараджа и его формирования. Турки, согласно этой информации, заплатили только за один месяц кампании. «Это не дало нам ничего, – цитирует SOHR высказывания одного из наемников. – Мы все хотим вернуться в Сирию».

Экономические проблемы Турции усугубляет кризис вокруг COVID-19. По оценкам британского журнала Economist, турецкое руководство, как кажется, не сможет позволить себе дать существенный финансовый ответ на последствия тех ограничений, которые были введены в целях сдерживания эпидемии. «Запреты на многих развивающихся рынках, как, например, в Турции, такие же жесткие, как и у состоятельных экономик, – отмечает Economist. – Но в отличие от своих более богатых партнеров немногие среди стран с развивающейся рыночной экономикой могут соотнести эту строгость со столь же щедрым финансовым ответом». Аналитики банка Morgan Stanley утверждают, что многим развивающимся странам попросту не хватит своих валютных резервов.

Подобная ситуация делает государства с формирующейся рыночной экономикой «зависимыми от дальнейших внешних займов на враждебных рынках», резюмируют эксперты. Данные, представленные в Economist, показывают, что Турция в стрессовом сценарии имеет самое низкое соотношение между объемом валютных резервов и потребностями во внешнем финансировании. Это ставит вопросы не только для внутренней, но и для внешней политики Анкары.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий