Профильный комитет Госдумы по госстроительству и законодательству рекомендовал принять ко второму чтению президентского законопроекта о Конституционном суде (КС) поправку, запрещающую судьям КС критиковать в какой-либо форме решения этой инстанции, а также обнародовать свое особое мнение и публично на него ссылаться.

Авторами поправки выступили глава комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников и председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас.

Согласно поправке, судья Конституционного суда не вправе высказывать свое мнение о вопросе, который может стать предметом рассмотрения в КС либо изучается или принят судом к рассмотрению, до принятия решения по этому вопросу. Запрет распространяется на высказывания в печатных изданиях, СМИ, самостоятельно распространяемых текстах, на сайтах, в выступлениях перед любой аудиторией, переписке с органами публичной власти, организациями и гражданами, «которые исходя из обстоятельств ее ведения могут ее обнародовать».

Судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, будут не вправе разглашать содержание дискуссии и результаты голосования, в том числе обнародовать свое несогласие с принятым решением в какой бы то ни было форме.

Судья КС, не согласный с решением Конституционного суда, будет вправе письменно изложить свое особое мнение. Судья, голосовавший за принятое постановление или заключение по существу рассматриваемого вопроса, но оставшийся в меньшинстве при голосовании по какому-либо другому вопросу или по мотивировке принятого решения, сможет письменно изложить свое мнение о несогласии с большинством судей.

 

Согласно поправке, особое мнение или мнение судьи приобщается к протоколу заседания КС и хранится вместе с ним. Но обнародовать его в какой-либо форме или публично на него ссылаться судьям будет нельзя. В первой версии законопроекта говорилось, что особое мнение «подлежит размещению на сайте Конституционного суда <..> вместе с решением КС», отмечает «Медиазона».

Сейчас судья Конституционного суда, не согласный с большинством остальных судей, может изложить свое мнение в отдельном документе, который публикуется вместе с решением. Оно не обладает юридической силой, но может влиять на последующее нормотворчество и правоприменение.

В 2013 году судья Владимир Ярославцев в своем особом мнении заявил, что закон о митингах, серьезно ужесточивший правила их проведения и ответственность организаторов и участников, стал результатом принципиального нарушения Конституции. Он отметил, что между вторым и третьим чтением документа в Госдуме произошло фактически изменение его концепции, и в угоду «сиюминутных желаний» побыстрее принять закон конституционное право граждан на свободу собраний было принесено на «жертвенный алтарь» Госдумы.

В 2009 году Ярославцев заявил в интервью испанской газете El País, что «судебная власть в России за время президентства Владимира Путина и его преемника Дмитрия Медведева превратилась в инструмент на службе исполнительной власти». После этого его заставили покинуть Совет судей. В 2014 году Ярославцев указывал на дискриминационный характер закона об НКО — «иностранных агентах».

В 2017 году Ярославцев и его коллега Константин Арановский опубликовали особые мнения на постановление о невозможности исполнения решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа. В том же году Арановский не согласился с выводами КС о конституционности запрета баллотироваться на выборах условно осужденным за совершение тяжких преступлений.

 

В 2019 году Арановский в своем особом мнении на одно из решений КС заявил о недоверии к дипломам российских вузов и в целом жестко раскритиковал систему российского высшего образования. Судья также упрекнул ректоров российских вузов за то, что они отказались от «самоуправления и академической свободы» и в результате «обслуживают систему, которая выдает разрешения на профессию».

А в феврале 2020 года Арановский назвал Советский Союз незаконно созданным государством и заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемницей «репрессивно-террористических деяний» советской власти. Свое мнение судья высказал в дополнение к постановлению КС о возмещении жилья, отнятого в ходе советских репрессий. Арановский пояснил, что согласен с этим решением, но считает необходимым дополнительно высказаться по вопросу правовой ответственности России за преступления, совершенные советской властью.

«Открытые медиа» также обратили внимание, что из законопроекта о судьях КС исчезла оговорка о том, что председатель Конституционного суда и его заместитель могут быть назначены только из числа судей КС. Из обновленного текста законопроекта следует, что президент РФ может представить на эту должность любого кандидата, отвечающего всем необходимым требованиям.

По действующим правилам председатель КС может быть назначен только из числа судей Конституционного суда, состав которого не обновлялся с 2010 года. Если предложенные поправки вступят в силу, претенденту на должность председателя КС достаточно будет сдать квалификационный экзамен на должность судьи. Нынешний глава Конституционного суда Валерий Зорькин занимает пост с 2003 года.

Законопроект «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в части приведения в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации)» был внесен в Госдуму президентом Владимиром Путиным 22 сентября. 13 октября он принят в первом чтении. Второе чтение может состояться 21 октября. Помимо прочего, законопроект предлагает сократить число судей КС с 19 до 11. Президент, согласно принятым поправкам к Конституции, вправе отстранить любого из судей.

 

Добавить комментарий