Советское изобилие и американская нищета | статьи на inet-moll

 

 

Всем нам известна советская традиция пышного и чрезмерно изобильного праздничного стола, отчасти сохраняющаяся до сих пор. Согласно этому расточительному подходу, несколько раз в году, во время важных праздников вроде Нового года или дней рождения, принято готовить невероятное количество разнообразной еды, которая должна не только накормить до пуза всю семью и гостей, но и на неделю оккупировать холодильник.

Такие залихватские кулинарные излишества приняты отнюдь не во всех культурах. Вот что происходит с людьми в пресловутой Америке — рассказывает мадам monetam в своём уютненьком ЖЖ:

Однажды в Америке моя подруга Рая праздновала большой званый праздник: после нескольких лет терпеливого и упорного труда она подтвердила советский медицинский диплом, была принята в резидентуру и получила право работать по специальности.

В Москве <…> их с Сережей гостеприимный дом был всегда изобилен и гастрономически пышен.

Переехав в Америку, Рая была вынуждена смирить свои барочные в этом плане амбиции (работал в семье только муж, и зарабатывал, как и всякий ученый, довольно скромно) и перейти к умеренному, но умелому классицизму с элементами местных влияний.

Отменная кулинарка и очень спорая, практичная хозяйка, Рая быстро насобачилась находить и покупать на продуктовых сэйлах диковинные для недавних россиян американские деликатесы и готовить из них собственноручно вполне ресторанной нарядности, домашней нажористости и безусловной вкусности разнообразные блюда.

Забавно, что семья тогдашнего Раиного достатка могла себе позволить скорее суп из морепродуктов, чем, например, обыкновенный борщ: обычные для тех краев королевские креветки, мидии и прочие крабьи ноги на сэйле стоили чуть не дешевле свеклы, овоща редкого, загадочного, а потому дорогого.

Что до селедки, соленых огурцов, колбас, ветчин и прочих дефицитных, но традиционных советских радостей, без которых был немыслим хороший русский гостевой стол, то в Миннесоте их надо было покупать по вполне космическим для начинающих американцев ценам в русском магазине. Такого рода транжирство допускалось два-три раза в год по престольным праздникам: Новый год, 9 мая, день рожденья.

Надо ли говорить, что ключевое в Раиной жизни событие было признано достойным русского магазина, к тому же близкая и реальная перспектива существенного роста семейного бюджета окончательно развязала ей руки.

Мы с ней поехали в русский магазин, выбрав из трех окрестных самый лучший и самый дорогой – закупаться к столу.

И Рая стала закупаться. Закупки отмерялись не в килограммах, как это было принято при многолюдных приемах в раззудись-плечо-Москве и даже не в граммах, как в спокойной Европе, а в «слайсах» – до прозрачности тоненько нарезанных кусочках выбранного лакомства.

С вопроса продавщицы – вам послайсить, или писом? – начинался любой торговый диалог.

Послайсить – попросила Рая, и стала выбирать приглянувшиеся ей позиции, называя число слайсов в строгом соответствии с количеством приглашенных гостей. Из расчета по слайсу на рыло.

Я внутренне поморщилась – ну что за мелочное жлобство, гости же, неужели практичная Америка и скудость первых тяжелых лет иммиграции испортили даже мою хлебосольную Раю – а вслух со сдержанным ехидством спросила: а что, если кто-то съест два?

Значит, кто-то чего-то не доест, и никто от этого не умрет – спокойно ответила Рая, мудро проигнорировав мое ехидство.

Справедливости ради отмечу, что своими строго посчитанными слайсами Рая, тем не менее, охватила все разнообразие деликатесного ассортимента. А когда мы накрыли праздничный стол, я убедилась, что он выглядит так же нарядно и изобильно, как в лучшие Раины барочные времена в гастрономически строгой Москве. И все были и сыты, и пьяны, и нос в табаке…

Вернувшись домой, во вполне уже оправившуюся от былого продуктового дефицита Москву, я еще долго не могла отделаться от советской привычки к оптовым закупкам, по устойчивой схеме типа увидел – хватай, много не мало, а то же голодными уйдут, стыдоба-позорище. Но со временем поняла, что чрезмерное, тяжеловесное изобилие на столе – это, скорее, признак неизжитой советской детской травмы, чем знак щедрого гостеприимства.

Между тем, с изобилием и сладкой жизнью в современной России дела обстоят весьма хорошо. Настолько хорошо, что мы вот-вот обгоним Швейцарию по экспорту шоколада. Ахахахаха, вот до чего Россию Путин довёл!

В прошлом году Россия была на 11 месте с поставками на 729 миллионов долларов (295 700 тонн). Швейцария заработала больше — 753 миллиона долларов, но экспортировала только 109 800 тонн.

Российские производители к концу 2021 года опередят своих швейцарских коллег, уверены эксперты. В первом квартале Россия увеличила поставки на 11,8 процента в денежном и на 18,6 процента в натуральном выражении. Продажи шоколада шли в 94 страны мира.

Источник: olegmakarenko.ru Теги: о жизни, сша, ссср

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Программы и компоненты
Добавить комментарий