Встреча Александра Лукашенко с представителями оппозиционных политических движений. Кадр из видео сайта president.gov.by

Правозащитники сообщают о 500 задержанных участниках протеста в Белоруссии в минувшие выходные. Одновременно координатору штаба оппозиции Белоруссии Юрию Воскресенскому и директору компании PandaDoc Дмитрию Рабцевичу изменили меру пресечения – их отпустили из СИЗО КГБ Белоруссии под домашний арест. Это произошло после того, как президент страны Александр Лукашенко встречался с оппозиционерами в СИЗО и несколько часов беседовал о будущем Белоруссии и конституционной реформе.

Юрий Воскресенский сообщил журналистам, что Лукашенко поручил ему подготовить проект поправок к Конституции. Он также должен предложить власти варианты освобождения людей, которые «оказались не так общественно опасны, как казалось на первом этапе». Нужно сказать, что это очень гибкая формула. Достаточно воли белорусской власти, чтобы в число «не таких опасных, как казалось» попали все арестованные и заключенные, включая, например, Виктора Бабарико, который выдвигался в президенты.

Белорусские независимые медиа со ссылками на свои источники сообщили, что Лукашенко мог предложить оппозиционерам сделку: они выходят на свободу и начинают работать над новой Конституцией, но взамен в Белоруссии должны прекратиться протесты. Высказывается мнение, что президент делает это под давлением Москвы, которой необходимо добиться стабильности в соседней республике. Сама формулировка предложения – свобода в обмен на спокойствие – не выглядит фантастически. Белорусская власть действительно может с такой инициативой выступить. Сомнительно лишь, что этот механизм сработает, даже если его одобрят заключенные оппозиционеры.

Дело в том, что у белорусских протестов изначально не было одного лидера. Это не движение в защиту какого-то конкретного политика, будь то Виктор Бабарико или Сергей Тихановский. Вынужденно покинувшая страну Светлана Тихановская стала кандидатом в президенты и знаменем протеста по воле обстоятельств. Многие члены Координационного совета оппозиции никогда прежде не занимались политикой профессионально и постоянно. На поверхность их вынесла волна гражданского возмущения.

Если предположить, что условные Бабарико или Тихановский выходят из СИЗО и призывают свернуть протест в ожидании нового порядка и новой Конституции, нет никаких гарантий, что люди к ним прислушаются – несмотря на усталость, холод, угрозу ареста. В стихийном движении постоянно появляются новые координаторы, организаторы, политические фигуры и лидеры, о которых раньше никто не знал. Протесты в Белоруссии продолжаются уже не один месяц, и в такого рода движениях всегда можно обнаружить тенденцию к радикализации требований, формирование бескомпромиссных групп. Именно по этой линии впоследствии и происходит раскол между оппозиционерами, если протест обретает стабильную политическую форму.

Распространенная реакция протестующих на новые инициативы Лукашенко формулируется так: «Поздно говорить о Конституции, он должен просто уйти». Президент действительно немало способствовал такой бескомпромиссности. Разговоры о поправках к Конституции велись еще до голосования. Но прошли выборы, риторика власти ужесточилась и стала предельно конфликтной, а практика полицейского насилия возмутила даже тех белорусов, которые прежде никогда не высказывались по политическим вопросам (достаточно посмотреть, сколько критиков власти обнаружилось среди спортсменов).

Другими словами, Лукашенко, похоже, упустил значительную часть общества, с которой еще мог теоретически договориться летом. У него есть политическое настоящее, и без поддержки Кремля здесь не обошлось. Но его политическое будущее уже под вопросом. Круглые столы в СИЗО и разговоры о Конституции – попытки выиграть время и понять, как самому Лукашенко жить дальше. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий