Иран готов использовать свои морские порты для торговли с теми странами, которые не боятся американских санкций. Фото с сайта www.irna.ir

Россия, Китай и Иран расширяют экономические и политические связи, формируя новый блок, считают в Тегеране. Сближающая эти страны сила – это санкционное давление со стороны США, от которого страдают Иран, Россия и Китай. Эти страны используют во взаимной торговле не американские доллары, а национальные валюты. И создают особые механизмы обхода американских санкций. К тому же Иран готовит новые соглашения о долгосрочном сотрудничестве с Китаем и с Россией. О новом азиатском блоке сообщили иранские дипломаты в интервью газете Tehran Times.

В марте следующего года истекает срок действия ирано-российского договора о сотрудничестве. «Мы договорились с Путиным о пересмотре договора», – сообщил министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф после переговоров в Москве. «Мы считаем, что лучше модернизировать договор и разработать долгосрочное всеобъемлющее стратегическое соглашение, которое должно быть подписано и представлено в парламент», – считает Зариф.

Одновременно Иран продолжает переговоры с Китаем о 25-летнем партнерстве, его некоторые иранские официальные лица назвали «поворотным моментом» в отношениях Тегерана и Пекина (перевод агентства iran.ru).

По ирано-китайскому соглашению, Китай может инвестировать 400 млрд долл. во многие иранские сектора, включая нефть и газ. В свою очередь, Иран обеспечит стабильные поставки энергии в Китай в течение 25 лет.

Когда Иран, Россия и Китай ведут переговоры по долгосрочным стратегическим соглашениям, создается впечатление, что на Востоке формируется новый мировой порядок, заявил в интервью Tehran Times бывший представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст. «Мы станем свидетелями формирования нового мирового порядка в будущем», – говорит бывший иранский дипломат. Он также сказал Tehran Times, что единственной страной, виновной в этом сотрудничестве, являются Соединенные Штаты, чья политика давления сблизила Иран, Китай и Россию.

Текущий объем российско-иранской торговли не превышает 2 млрд долл. Хотя страны и договаривались увеличить товарооборот до 25 млрд долл. В структуре экспорта России в Иран основная доля поставок приходится на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье; древесину и целлюлозно-бумажные изделия; машины, оборудование и транспортные средства и др. Основу российского импорта составляют продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье; металлы и изделия из них; продукция химической промышленности. В прошлом году Иран и РФ наладили связь между своими национальными системами передачи финансовых сообщений о платежах (российской Системой передачи финансовых сообщений и иранской SEPAM) без использования межбанковской системы SWIFT. Россия продолжает строительство в Иране атомной электростанции «Бушер-2», которая должна быть сдана в начале 2026 года. Иран также закупает в России системы ПВО С-300. А также реализует вместе с Россией проект международного транспортного коридора (МТК) «Север–Юг».

В конце июля состоялось очередное заседание рабочей группы по сотрудничеству в области транспорта между РФ и Исламской Республикой Иран. Российскую делегацию возглавил замминистра транспорта Владимир Токарев, иранскую – замминистра дорог и градостроительства Ирана Шахрам Адамнежад. Стороны договорились наращивать перевозки по Каспийскому морскому пути, западному и восточному ответвлениям МТК «Север–Юг» в направлении России и Ирана, а также через третьи страны.

Российские эксперты пока не видят взрывного потенциала для роста российско-иранского экономического сотрудничества. «Политика США по созданию стран-изгоев из тех государств, которые не хотят подчиняться давлению из Вашингтона, неизменно подталкивает их к объединению. Вслед за созданием ШОС, BRICS можно ожидать появления других объединений, участники которых так или иначе будут сообща действовать в условиях текущей трансформации однополярного мира», – предполагает Михаил Коган, руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами. Но, по его словам, текущие ожидания иранских дипломатов скорее относятся к внешнеполитическому взаимодействию. Тегеран и Москва активно координируют политику на Ближнем Востоке и сотрудничают по программе «нефть в обмен на продовольствие», однако о расширении экономических связей в настоящее время говорить пока не приходится. В условиях обрушения цен на нефть Москве и Тегерану приходится в первую очередь полагаться на Китай, его инвестиции, которые могли бы поддержать экономику и создание новых рабочих мест, считает Коган. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий