Отмена режима самоизоляции побудила 

многих сменить домашний офис на рабочий. 


Фото Pexels

Общий тренд на расширение дистанционной занятости, похоже, не закрепился в России. После ослабления карантинных мер доля работающих из дома сотрудников значительно сократилась. По данным социологов, удаленная занятость за последние месяцы упала более чем вдвое.

Как показывают социологические опросы, эпидемия коронавируса не привела к революции на рынке труда. Около 70% респондентов Левада-Центра отметили, что их режим работы никак не изменился из-за коронавируса и они работают так же, как и раньше. Для оценки тенденций социологи сравнивали результаты опросов в апреле и в июле.

В апреле, в период максимальной самоизоляции, около 13% опрошенных сообщали о полном переходе на удаленную работу, тогда как в июле – лишь 5%. В апреле 15% россиян сообщали, что находились с вынужденном отпуске без или с частичным сохранением заработной платы. А на сегодняшний день таких только около 4%. Доля же тех, кто находился в вынужденном отпуске с полным сохранением зарплаты, упала с 8% в апреле до 1% в июле. Периодически работают из дома всего 7% опрошенных, почти столько же, сколько и в апреле.

Такой провал удаленки в целом удивителен, если учесть, что еще совсем недавно многие эксперты говорили о революции на рынке труда, а многие работодатели планировали максимально переводить своих работников на дистанционный режим работы. И некоторые от этих планов не отказываются. Так, Сбербанк обещает к сентябрю перевести на удаленный режим работы до 30% сотрудников.

По оценкам Минтруда, на удаленке сейчас трудится 9% всех работников, то есть почти 4,6 млн человек. На пике, в мае, дистанционно трудились 11% занятых граждан – это около 5,5 млн человек, уточняли в министерстве. При этом в ведомстве рассчитывают, что дистанционная занятость будет востребованной и в постпандемический период. «Многие граждане поняли, что это достаточно удобно с точки зрения организации труда и минимизации издержек», – отметил глава Минтруда Антон Котяков в интервью ТАСС.

Поддержать интерес работодателя к дистанционной занятости, очевидно, должен новый законопроект, регулирующий режим удаленной занятости. Он, в частности, предполагает закрепление трех видов занятости: дистанционная удаленная, временная дистанционная удаленная и комбинированная дистанционная удаленная работа. «Это позволит легализовать сложившиеся формы взаимоотношений работодателя и работника, определить порядок оформления документов и правила компенсации расходов работника, например, на личное оборудование при работе из дома», – надеются в Минтруде. Документ уже прошел первое чтение в Госдуме.

Примечательно, что текущий отток людей с удаленки наблюдается на фоне роста безработицы в стране. По итогам июня уровень безработицы в РФ подскочил к рекордным 6,2%, то есть без работы оказались около 4,6 млн россиян. Для сравнения: в апреле и мае уровень безработицы составлял 5,8% и 6,1% соответственно. В целом по итогам второго квартала число безработных в стране составило 4,4 млн человек, уровень безработицы – 6%. Заметим, по итогам первого квартала уровень безработицы в целом по стране составлял более скромные 4,6%, то есть вне рынка труда находилось около 3,4 млн человек (см. «НГ» от 26.07.20).

В Минтруде уверяют: пик по безработице еще не пройден. «Пиковое значение по численности безработных граждан будет достигнуто в третьем квартале – август–сентябрь», – сообщил Котяков. Стабилизироваться ситуация начнет только в четвертом квартале, когда численность безработных граждан будет снижаться за счет трудоустройства, продолжает он.

Скорый пик по безработице власти обещают на фоне уже происходящего колоссального снижения реальных доходов россиян. Так, во втором квартале 2020 года реальные располагаемые доходы россиян сократились на 8%, сообщал Росстат. В целом за полугодие доходы россиян, по официальным данным, упали на 3,7%. Эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) в своем опросе замечали, что проблема потери или снижения дохода затрагивает широкие слои населения. Так, только в конце мая 13,5% населения полностью лишились дохода, у 32% доходы «значительно» снизились и еще у 15,7% снизились «незначительно», следовало из результатов опроса. Среди причин респонденты указывали потерю работы, неоплачиваемый или частично оплачиваемый отпуск, перевод на удаленную работу с частичным сохранением зарплаты.

Собственно, потеря дохода сегодня становится самым главным страхом россиян, следует из опроса, проведенного порталом «Работа.ру». В частности, 62% респондентов признались, что больше всего их пугает потеря дохода. Увольнения боятся менее 20% опрошенных. Подобные страхи неудивительны: в случае внезапного увольнения без накоплений останутся 42% россиян. 23% опрошенных хватит средств максимум на три месяца, сообщают исследователи.

Минэкономразвития прогнозирует, что по итогам года падение реальных доходов россиян составит 3,8%. Независимые экономисты полагают, что россияне на уровень жизни 2019 года смогут вернуться не ранее 2023 года. «Все прогнозы говорят о том, что к концу 2021 года российская экономика не восстановится до уровня 2019-го. Так хорошо, как российские граждане жили в 2019 году, они, наверное, будут жить только в 2022–2023 годах», – рассказал в интервью «Эхо Москвы» профессор экономики парижской Школы политических наук Сергей Гуриев. Согласно прогнозам Минэкономразвития, до конца 2020 года экономика России сократится еще на 5%, напомнил он. При этом на восстановление 6% экономики потребуется три-четыре года, говорит Гуриев.

Эксперты «НГ» отток с рынка труда именно дистанционных работников связывают с несколькими факторами. По словам управляющего директора кадровой компании UNITY Феликса Кугела, на этот процесс повлияла как отмена режима самоизоляции, так и особенности бизнеса, не позволяющие полностью перейти на дистанционную работу. «Постоянная удаленка неактуальна для предприятий из разных сфер бизнеса – производственных компаний, небольших швейных мастерских, юридических фирм, защищающих клиентов в суде, IT-компаний, занимающихся производством и тестированием ПО, обслуживанием IT-инфраструктуры», – перечисляет он.

Эксперт также не исключает, что скорое возвращение к офисной работе было связано и с низкой эффективностью сотрудников, работающих из дома. «Согласно исследованию UNITY, сотрудники, перешедшие на удаленку, по-разному оценивали свою работоспособность. 45% считают, что и дома, и в офисе они работают одинаково эффективно. 26% полагают, что на удаленке эффективность работы снизилась. 29% респондентов утверждают, что дома они более продуктивны и при дистанционной занятости эффективность труда повысилась», – рассказывает Кугел, подчеркивая, что работодатели дистанционно также смогли более эффективно оценить вклад каждого сотрудника в рабочий процесс.

Впрочем, еще до коронавируса процент работающих удаленно в России был в несколько раз ниже, чем во многих развитых странах, замечает доцент Российского экономического университета им. Плеханова Людмила Иванова-Швец. «Многие компании не задумывались о переводе рабочих мест на удаленную занятость, потому что это, на их взгляд, не способствует эффективной работе и не дает возможности четко взаимодействовать в процессе выполнения трудовых функций. Также этому способствуют неэффективно выстроенные бизнес-процессы и дешевая рабочая сила. Поэтому многие и не пытаются подумать об экономии на организации рабочих мест. Но, как показала вынужденная самоизоляция, удаленно можно работать, и даже вполне эффективно и продуктивно. И даже треть от работающих удаленно в апреле-мае готова остаться дома», – рассказывает она.

У тех, кто не готов остаться дома, на это тоже есть свои причины. «Ненадлежащие условия работы из дома, ограничения карьерного роста, слабая мотивация, невозможность чувствовать себя частью коллектива, желание общения и пр.», – перечисляет экономист. В результате, продолжает она, компании не хотят думать об организации удаленных рабочих мест, а работники, с другой стороны, тоже не согласны на удаленную работу. «Для того чтобы доля работающих удаленно была такой же, как в других странах, нужны четко прописанные нормы взаимодействия, развитые цифровые технологии, грамотный менеджмент, который выстраивает эффективные бизнес-процессы. Ну и работники должны быть к этому готовы и понимать свои выгоды от такого режима работы», – резюмирует Иванова-Швец.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий