Снова газовые новости.

И снова проблемные для Газпрома.

 

Вообще, крайне интересно смотреть на агонию ранее одной из самых мощных газовых отраслей в мире как на пример чудовищного невежества и некомпетентности вчерашней шпаны, волею случая вознесенной на вершины власти и управления, но интеллектуально так и застывших на уровне блатной романтики.

Новость звучит буднично: 24 августа болгарский оператор газотранспортной системы «Булгартрансгаз» подписал контракт на покупку 20% в будущем СПГ-терминале в греческом Александруполисе.

 

Значит она следующее — Болгария, объявив о 50% сокращении импорта российского газа с 1 января 2021 года, делает ставку на сжиженный газ, оставляя за «трубой» резервное значение.

 

В том числе это означает и то, что локальный болгарский рынок теперь перестает зависеть от российского газа, и политическое давление со стороны Кремля «не сделаете что-то — отключим газ» для болгар уже несущественно.

У Газпрома остается только четыре локальных (и не очень больших) европейских рынка, где он продолжает удерживать монопольное положение.

Все остальные переходят на параллельные поставки газа из других источников, причем чем дальше — тем быстрее.

Даже Германия в первом полугодии сократила газпромовские поставки на 21% по сравнению с прошлым годом.

Что-то «съела» эпидемия, но даже на этом крупнейшем рынке Европы ни малейшего желания зависеть от неадекватного партнера уже нет.

Вообще, Европа за последние 12-13 лет сделала много выводов из выдвинутой еще в 2007 году Путиным угрозы обмена поставок углеводородов на допуск России к принятию критически важных для европейцев решений. Путин, который к тому моменту считал себя победителем терроризма в России, не учел, что подобное предложение — банальный шантаж в стиле Басаева и Хаттаба.

 

И что европейцы отреагируют на него единственным и естественным образом — будут ликвидировать саму базу шантажа, раз уж нельзя решить проблему террориста с Востока его методом — грузовиком со взрывчаткой или отравленным письмом адресату.

Итог для Кремля начинает проглядывать более чем однозначный — развалив промышленность и экономику, Путин остается со своим газом и нефтью, для которых нет сбыта внутри России (какой сбыт, если основной потребитель им самим же и уничтожен), а на экспорт их будут принимать с большими оговорками и по предельно низким ценам.

В качестве милости.

Триллионы долларов, полученные в нулевые годы, уже разворованы и спущены на различные бестолковые мероприятия, в кубышке ложка скребет по дну, нужно решать ключевую задачу — продолжать разворовывать что осталось или начинать готовить отход.

И судя по поведению путинского ворья, часть его решает первую задачу, часть — вторую.

 

Но продолжать жить как раньше, они уже не могут — прежняя модель умерла.

И даже не умерла — сдохла.

Впрочем, она с самого начала была нежизнеспособной — государства, строящие отношения внутри страны и за ее пределами на принципах, которыми руководствуются террористы, на коротком отрезке могут извлекать выгоду от подобной политики, но на долгую перспективу — никогда.

Правда, вполне возможно, что путинские и не собирались долго задерживаться: вся их деятельность с самого начала напоминала вполне классический гоп-стоп, когда рвешь у беззащитной женщины с плеча сумку и делаешь ноги.

Но так получилось, что лиговская братва подзадержалась на целых двадцать лет.

 

Сумки закончились, а ничего другого они делать не умеют.

Вот и итог.

Источник: el-murid.livejournal.com

Добавить комментарий