Первая встреча Галибафа – со спикером Госдумы Вячеславом Володиным. Фото с сайта Государственной думы РФ

В Россию с трехдневным визитом прибыл председатель Меджлиса (парламента) Ирана Мохаммад-Багер Галибаф. Переговоры, которые он ведет в Москве, посвящены не только двусторонним отношениям, но и перспективе возвращения США к Совместному всеобъемлющему плану действий относительно иранской ядерной программы (СВПД).

Галибаф прибыл в Россию в воскресенье и будет находиться здесь по 9 февраля. В понедельник он провел переговоры со своим российским коллегой, спикером Госдумы Вячеславом Володиным. Как сообщает пресс-служба российского парламента, Галибаф передал через своего собеседника послание Владимиру Путину от верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Личной встречи российского лидера и иранского спикера не запланировано.

Выбор именно такого посланца объясняется не только местом Галибафа в иранской властной иерархии. Он относится к числу консервативных политиков – убежденных проводников курса Али Хаменеи. Если в 2016 году выборы в Меджлис на волне эйфории, вызванной заключением «ядерной сделки», выиграли реформаторы, заняв 42% мест, то четыре года спустя ситуация переменилась. В феврале 2020 года прошли очередные выборы. По их итогам иранский парламент перешел под полный контроль консерваторов – единомышленников Галибафа. И вот теперь им, ранее выступавшим за жесткость в отношениях с США, по иронии судьбы, предстоит наряду с более умеренно настроенным президентом Ирана Хасаном Рухани договариваться с американцами.

Пока администрация Джозефа Байдена, в том числе глава Госдепа Энтони Блинкен, лишь в общих словах подтверждают, что Соединенные Штаты намерены пересмотреть курс Дональда Трампа в отношении Ирана, заключавшийся в том, чтобы создать этой стране как можно больше проблем. Вашингтон в принципе готов вернуться к СВПД, подпись под которым отозвал прежний президент США. Возврат к «ядерной сделке» отвечает внешнеполитической концепции Байдена, которая основана на том, что Америке надо, насколько это возможно, продолжить курс Барака Обамы. Именно при его администрации была заключена «ядерная сделка». Ее авторы, тот же Блинкен, входят в состав команды действующего президента США. Но когда не на словах, а на деле начнется сближение с Ираном, пока никакой ясности нет.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин в беседе с «НГ» заметил, что сейчас вернуться к «ядерной сделке» будет не так просто и американцам, и иранцам.

«С мая 2019 Иран стал постепенно, шаг за шагом нарушать требования «ядерной сделки» и, в общем-то, к настоящему времени практически вернулся к состоянию своей ядерной программы до «ядерной сделки», а по некоторым аспектам даже превзошел то, что было до 2015 года», – говорит эксперт.

Складывается ситуация, когда Иран и США ждут уступок друг от друга. Тот же Галибаф в конце января заявлял, что сначала «американское правительство должно определить, как они будут реализовывать свои обязательства по отмене санкций», а потом уже настанет черед иранцев действовать. Американцев такая постановка вопроса категорически не устраивает. Накануне визита Галибафа в Россию об этом напомнил Байден. В своем интервью СBS он подтвердил, что снимать санкции только ради того, чтобы продолжить диалог, американцы не будут: пусть иранцы сперва прекратят обогащение урана. Получается замкнутый круг – и это притом что Байден даже не затронул сложный вопрос о ракетной программе Ирана. Его американский президент, к негодованию иранских властей, собирается включить в повестку переговоров о СВПД.

Гаранты «ядерной сделки» (а их, если не считать США, пять: Россия, Франция, Великобритания, Китай, Германия) понимают мотивы Ирана и осознают, что это ответ на действия Трампа. Вся пятерка в той или иной мере проявляет заинтересованность в том, чтобы «ядерная сделка» была восстановлена. Страны Евросоюза уже вложили немало средств в иранскую экономику. В Москве, в свою очередь, рассматривают Иран как потенциального покупателя российского оружия, тем более что эмбарго ООН на поставку вооружений в эту страну с 18 октября прошлого года не действует. Большой потенциал и у ирано-китайского сотрудничества, причем во многих сферах – от обороны до участия Ирана в китайском проекте «Новый шелковый путь». Словом, у всех гарантов СВПД есть свой интерес в том, чтобы отношения Вашингтона и Тегерана были нормализованы и американские санкции не мешали другим странам делать бизнес с Исламской Республикой. Но все упирается в позиции США и Ирана.

«Главная проблема в том, что доверие между ними находится на нуле. Может быть, РФ и ЕС каким-то образом могут стать посредниками в решении этой проблемы или смогут предложить такие пути выхода из сложившейся ситуации, которые бы устроили и США, и Иран», – предполагает Сажин.

Конечно, России, которой самой грозит ужесточение американских санкций, выступить в этой роли будет непросто. Но зато Москву и Тегеран не разделяет вопрос соблюдения прав человека, который сильно ограничивает активность ЕС на иранском направлении. Видимо, поэтому Галибаф и избрал в качестве своего первого с момента избрания спикером визита Россию. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий