Одну героиню в спектакле играют несколько актрис.  Фото пресс-службы театра

В основе первого в сезоне спектакля «Практики» – повесть Чингиза Айтматова «Материнское поле». Кровоточащий эмоциональный текст об искалеченной войной жизни киргизской крестьянки Толгонай в интерпретации Марины Брусникиной стал метафорическим повествованием о том, как память преломляет прошедшие события и, предвосхищая, высвечивает особенным светом события грядущие.

«Поле» – о том, как бессильно отчаяние перед величием силы жизни. О том, как прекрасно то, что может нестерпимо сильно болеть и причинять мучения. Спектакль «Поле» мог бы полноправно называться «Жизнь», потому что именно о жизни – прожитой и прочувствованной, полнокровной и хрупкой – получился этот рассказ.

Роль крестьянки Толгонай исполнили семь молодых актрис: Паулина Андреева, Александра Урсуляк, Марина Петренко, Виктория Корлякова, Яна Гладких, Нина Гусева и Анна Зайкова. Их траурные черные одежды резко вычертились на белом планшете чуть наклоненной к залу сцены. Над головами – поле. Низкий навес, из которого торчат колоски, дикие цветы, бурьян и другие былинки (художник Верона Злая), как небо, накрыл девушек, в чьих лицах зрителям предстала Толгонай. Голос героини как будто менялся с каждой новой рассказчицей, но, несмотря на это, образ остался цельным – такой разной может быть одна женщина.

Воспоминания о счастье детства и первой любви столкнулись с болью череды жестоких потерь. Счастливые эпизоды и изламывающее горе меняли лица, и иногда о том, что происходило с Толгонай, становилось понятно от стороннего рассказчика. Как будто иногда повествованию помогало поле-небо, к которому пришла со своей жизнью героиня.

В спектакле совсем нет смен декораций, ярких костюмов и хитрого реквизита, но при этом он полон звуков, запахов и ощущений, которые появляются благодаря удивительно скроенной интонационной музыке спектакля. Помимо вступления композиции канадского электронного дуэта Bob Moses «Like it or not» – основная тема спектакля (саунд-дизайн – Алена Хованская), в «Поле» звучат этнические мелодии и звукоподражание. Особенной в спектакле выглядит одна из последних сцен – очищающего и успокаивающего дождя, когда актрисы вытаскивают из простирающегося над ними поля бутафорские веточки растений и с силой бросают их на пол, отчего возникает эффект ливня из множества резких звуков.

Отдельно стоит отметить работу художника по свету Ильи Пашнина. За время спектакля успевает взойти яркое солнце и просиять Млечный Путь, хотя никакого светящегося солнечного диска или россыпи крошечных лампочек приметить не удастся. Свет спектакля – чутко подобранные полутона сложной партитуры. Особым образом выхваченные лучами света актрисы иногда оказывались в полутени, будто размытые фантомы, живущие в памяти. Хореограф Ирина Га пластической поэзией спектакля создала подвижный, постоянно меняющийся узор жизни, в которой Толгонай – часть вечного потока, где все мы переходим свое поле. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий