22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Однако как можно было неожиданно напасть на страну, которая 20 лет готовилась к грядущей войне?

Ещё в начале 1930-х гг. командование РККА отдавало отчёт в неизбежности советско-германской войны. Ответом на её угрозу стала ускоренная индустриализация СССР и всемерное укрепление Красной Армии.

Бойцы Красной Армии

К 1941 г. Красная Армия насчитывала 5,8 млн человек. На её вооружении находилось 117 тыс. орудий и миномётов, более 25 тыс. танков, почти 25 тыс. самолётов. Имелись стрелковые, мотоброневые, танковые, кавалерийские и даже воздушно-десантные дивизии и бригады.

То есть нельзя сказать, что политическое руководство страны не понимало всей сложности международной обстановки.

Однако одно дело готовиться к войне, а другое — столкнуться с ней лицом к лицу. Тревожный звонок прозвенел для СССР в 1939 г., когда Гитлер оккупировал Польшу, а Англия и Франция объявили ему войну.

Сталинская политика нейтралитета

В отличие от западных «партнёров», не побоявшихся выступить в защиту польского народа, Сталин повёл совершенно другую политику. 23 августе 1939 г. он заключил с Германией договор о ненападении. Так на ближайшие годы целью нашей страны стало соблюдение нейтралитета в отношениях с главнейшим агрессором 20 века.

Сталин рассчитывал, что «умиротворяя» нацистское руководство, сможет решить две важные задачи: получит время для более тщательной подготовки к войне и развяжет Гитлеру руки в действиях на Западе. Это была циничная стратегия сталкивания лбами своих врагов, и по мнению Сталина, она должна была принести успех.

Оккупация Франции в 1940 г.

Всё пошло не так

Однако события пошли не так, как рассчитывал генсек ВКП(б). Как писал историк Дж. Боффа,

«самый сильный удар по советской политике нейтралитета был нанесён быстрой и неожиданной капитуляцией Франции после первого же крупного наступления немцев весной 1940 г.»

Сразу после захвата Франции баланс военно-политических сил в Европе круто изменился. На континента осталась только одна великая держава, без устранения которой «тысячелетний рейх» чувствовал бы себя неуютно, и этой державой был Советский Союз.

Летом 1940 г., когда в Москве внимательно следили за ходом немецких бомбардировок Британии, Гитлер отдал секретный приказ подготовке нападения на СССР, а 18 декабря 1940 г. утвердил план «Барбаросса», согласно которому война должна была начаться 15 мая 1941 года.

Разведка докладывала, союзники предупреждали

Немцы держали подготовку к войне с Россией в строжайшем секрете, но шила в мешке, как известно, не утаишь. Уже 25 декабря 1940 г. на стол Сталину лёг обстоятельный доклад о планах немецкого нападения. В феврале 1941 г. информация была дополнена. В марте 1941 г. по дипломатическим каналам пришло предостережение от американцев.

Как писал впоследствии маршал Баграмян, у советского руководства имелось достаточно данных, чтобы правильно оценить обстановку и встретить Гитлера во всеоружии.

И.В. Сталин

Сталин и его ошибка

Иосиф Сталин был единственным человеком в СССР, от которого зависело принятие стратегических решений, и это ставило судьбу десятков миллионов людей в зависимость от его государственной мудрости. Вопреки имеющимся разведданным, Сталин считал, что Гитлер начнёт войну с СССР не ранее лета 1942 года. «Не во всём можно верить разведке», — говорил он Жукову, буквально, накануне войны.

В рассуждениях Сталина смысл, конечно же, был. Сначала Гитлеру нужно было покончить с Англией, а уж потом бросаться на СССР. Исходя из этой логики, Джугашвили видел в переброске германских войск на восток хитрую игру Берлина, и думал, что Гитлер над ним издевается.

При этом он не учитывал непоследовательность нацистского лидера и его склонность к авантюрам. С другой стороны, Сталин не догадывался, что в немецком Генштабе недооценивали военную мощь «лапотной» России, а Гитлер после чисток 1937 г. думал, что Красная Армия полностью обезглавлена и будет не способна к сопротивлению.

Постскриптум

Сталин и его военное командование долго и упорно готовились к войне с гитлеровской Германией, но они плохо подготовились к её началу. Войска были с концентрированы в приграничных районах, чтобы в случае необходимости вести боевые действия на территории врага. Глубокая эшелонированная оборона отсутствовала, и, когда война началась под гитлеровскую диктовку, советским частям не за что было зацепиться, чтобы остановить агрессора не под Москвой, а на каком-нибудь рубеже между Брестом и Харьковом.

Источник: zen.yandex.ru

Теги:

россия,

история,

великая отечественная война

Добавить комментарий