Графика pixabay.com

Количество заболевших коронавирусом в США уже исчисляется сотнями тысяч, а умерших – десятками тысяч. По этим показателям страна прочно заняла верхнюю строчку в мировом мартирологе. Не случайно по всем 50 штатам объявлено не имеющее прецедента положение национальной катастрофы.

На американцев обрушилась лавина рекомендаций санитарно-гигиенического характера: эксперты денно и нощно рассказывают о том, как и сколько раз в день следует мыть руки, насколько важно соблюдать социальную дистанцию, когда, где и кому носить маски и т.д. Значение всех этих советов и рекомендаций трудно переоценить, но мало кто открыто говорит о тех подводных камнях, на которые в итоге и напоролся корабль американского общества. Отметим некоторые из них.

Первое. В чрезвычайных обстоятельствах демократия недостаточно эффективна. Но губернаторы ряда штатов по инерции больше рекомендуют, чем указывают. Любое мало-мальски жесткое решение о карантине или обязательном ношении масок сопровождается оговорками, которые в итоге нивелируют само решение. Карантин вроде бы введен, но можно посещать родственников и друзей, прогуливаться, ездить в магазины. Носить маски обязательно, но это не распространяется на тех, кто испытывает трудности с дыханием. Оговорки, конечно, нужны, но в условиях критической ситуации они, пожалуй, неуместны.

Второе. В силу исторических и социально-экономических причин в США сложились условия для «идеального шторма», описанного применительно к определенному штату Себастьяном Юнгером в его одноименном бестселлере. Однако сегодня этот «шторм» разразился уже в общенациональных масштабах.

В стране существуют разные этнические группы, условия жизни которых весьма неоднородны. В нынешнем году запланирована очередная перепись населения, которая даст более точное представление о составе общества. Пока же воспользуемся имеющимися данными: на долю афроамериканцев приходится около 15% населения, а в некоторых южных штатах – 46%; на долю латиноамериканцев – около 20%, а во Флориде, Калифорнии, Нью-Йорке и Массачусетсе – до 40%. Выходцы из азиатских стран компактно живут в основном в западных штатах и Нью-Йорке. Но главное – не в географии расселения меньшинств и их численности, а в том, что стандарты жизни в зонах их проживания существенно уступают стандартам, по которым живет большинство потомков европейцев.

Сегодня уже очевидно, что эпидемия затронула прежде всего представителей этнических меньшинств. В этом отношении показательны данные о распространении коронавируса по районам Нью-Йорка, недавно опубликованные газетой New York Times. Итак, самый мощный удар пришелся на Квинс: 12 заболевших на 1 тыс. человек! Там доля латиноамериканцев в общем населении равна 37%, выходцев из стран Азии – 22% и афроамериканцев – 14%. В соседнем Ист-Элмхарсте (второй по уровню заболеваемости) соответственно 64%, 12% и 15%. Потомки европейских переселенцев в обоих районах составляют абсолютное меньшинство.

Медики пытаются понять, зависит ли иммунитет от этнической принадлежности или наличия прививок. Но суть проблемы, на наш взгляд, кроется в разрыве между материальными возможностями, стилями жизни и уровнем доступа к медицинскому страхованию. Что касается последнего, то существующая система просто заточена на проблему. У среднего американца есть шансы на то, что ему окажут качественную медицинскую помощь, если он (или работодатель) платит за дорогую страховку и в состоянии взять часть расходов на себя (а это чаще всего не одна тысяча долларов). По данным Kaiser Family Foundation, страховками от работодателей обеспечены примерно 49% американцев. А как быть остальным, не говоря уже о малоимущих и официально неработающих или о нелегалах? А ведь многие из них страдают такими заболеваниями, как ожирение, гипертония, астма и пр., что автоматически относит их к группе риска.

Государство, вроде бы призванное заботиться о своих гражданах, переложило эту заботу на частные страховые фонды и работодателей, которые редко предложат соискателю постоянную работу в стремлении избежать расходов на медицинское страхование. В лучшем случае речь пойдет о контракте, который освобождает работодателя от каких-либо обязательств, кроме оплаты труда.

Третье. Администрация Дональда Трампа, взяв на вооружение, казалось бы, привлекательный лозунг «Вернем Америке былое величие!», ответственна за насаждение в стране духа ксенофобии и подозрительности в отношении «понаехавших». Вместо реформы архаичной системы здравоохранения власти увлеклись перспективами сооружения стены на границе с Мексикой. А общество вслед за президентом постепенно укрепляется во мнении, что преступность и нехватка рабочих мест обусловлены наплывом нелегальных мигрантов.

Да, проблема существует: по оценкам, около 11 млн человек не имеют легального статуса. Они прячутся от властей, работают (кто может) за мизерные наличные без каких-либо гарантий. При Бараке Обаме была надежда на амнистию нелегалов, в результате которой они могли бы легализоваться. Надежда не оправдалась, а сегодня вообще не до этого. Неужели в таких условиях можно предположить, что кто-либо из этих людей при первых симптомах заболевания обратится в госпиталь, чтобы потом – в лучшем случае – получить многотысячный счет за лечение и повестку о депортации? Или кого-то привлекает перспектива попасть в иммиграционную тюрьму, по которой уже вовсю гуляет вирус? Инфицированные будут продолжать заражать родственников и окружающих, но из страха обнаружить себя наверняка не пойдут к врачу. Поэтому ежедневные сводки о масштабах эпидемии не отражают истинного положения дел. При существующем порядке вещей шансы на выживание у малообеспеченных и маргиналов невелики. Именно их телами, в большинстве случаев невостребованными, заполняют траншеи на полигонах Нью-Йорка. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий