Фото Reuters

Понимание подобранного Кремлем инструментария выборов дает представление и о некоторых стратегических замыслах. Например, о чем говорит возможное объявление кампании в самом конце отведенного для этого срока? Президент должен издать указ за 90–110 дней до 19 сентября, то есть от начала июня до его середины. Постановление уходящей Госдумы о завершении сессии 24-го числа показывает, что выбран вариант назначения даты под дедлайн.

Ужатый срок кампании потребует от ее участников действовать интенсивнее. Повышенной мобилизационной готовностью обладают именно парламентские партии, в первую очередь «Единая Россия». Но КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» тоже развернутся быстрее, чем «Яблоко» или штабы Навального. При этом решение о сокращении срока кампании, очевидно, должно быть «большой четверкой» как минимум проговорено.

А вот решение об увеличении общефедеральной части партсписков с 10 до 15 мест точно должно быть согласовано, потому что оно требует изменений закона. Инициировал их на недавней встрече с президентом лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Председатель Госдумы Вячеслав Володин поддержал: «Модель добавляет парламентским партиям устойчивости, избирательная кампания может получиться более эффективной».

Действительно, думские партии сразу получают 15 проходных кандидатов, даже если едва-едва переползают проходной барьер. На эти места можно расставить важных функционеров, медийных персонажей, хватит вакансий и для ключевых спонсоров. Такую конфигурацию следует считать своего рода предварительной гарантией Кремля от расширительных флуктуаций голосования за ЕР.

Эффективность же кампании повысится потому, что такую гарантию думским оппозиционерам придется как бы отрабатывать. И прежде всего – остаться в рамках консенсуса о лояльности нынешнему режиму. Хотя это и не отменяет предвыборной борьбы между партиями как таковой, однако делает ее более контролируемой, а значит, и предсказуемой с точки зрения исхода.

Еще одно чисто техническое событие – это сообщение, что к 22 марта во всех регионах страны уже будут общественные штабы по наблюдению за выборами в Госдуму. И, похоже, под этим предлогом в правах на наблюдение все-таки могут быть урезаны все партии и кандидаты. Если это так, то властям потребуется хотя бы молчаливое согласие системной оппозиции. Возможно, что именно будет дано в обмен на гарантированные думские места.

Администрация президента, судя по всему, ставит перед собой задачу провести выборы с минимальной скандальностью. Те же общественные наблюдатели, понятное дело, будут работать не только в дни голосования, но станут заранее создавать для них благоприятный фон. То есть цель Кремля, как можно понять, в том, чтобы создать из будущей Госдумы витрину демократии. И поэтому к жизни возвращается знаменитая аббревиатура 2016 года – КОЛ, то есть конкурентность, открытость и легитимность. Хотя нынешние политадминистраторы копирайт Володина на этот лозунг, конечно, не признают.

Тактический аспект данной цели, видимо, в том, чтобы под крик о вмешательстве в российские выборы показать Западу тщетность этих усилий, а конкретно Америке – средний палец в виде того самого КОЛа, чтобы этим передать привет выборам президента США. Однако главное, что этот внешний шум позволит набить парламент необходимыми персонажами – или полностью проверенными товарищами, или коротышками из числа всяческих волонтеров. Поскольку стратегическое значение Госдумы как витрины российской демократии, конечно, заключается в том, что в 2024-м ей, похоже, предстоит легитимировать реализацию поправки к Конституции об обнулении президентских сроков Владимира Путина. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий