Применение некоторых систем вооружения в Карабахе не оправдало себя.
Фото Reuters

Первая неделя боев принесла азербайджанской армии серьезные успехи: ее части и подразделения смогли на отдельных участках фронта прорвать оборону и углубиться на территорию НКР.

Под контроль Баку перешло важное село Талыш на северо-востоке республики. Видео с его улиц было опубликовано азербайджанским военным ведомством. Также Азербайджан отчитался о захвате еще двух прилегающих к Талышу населенных пунктов – Мадагиз и Джебраил. Но пока фото- и видеодоказательств этого успеха представлено не было.

Азербайджан и Армения прилагают все усилия для поддержания секретности. Так, азербайджанское правительство даже частично ограничило доступ к интернету, в том числе к социальным сетям и мессенджерам.

Официально в Нагорном Карабахе и Армении доступ к интернету не ограничивали. Но в то же время для находящихся на линии фронта действуют достаточно жесткие запреты на использование мессенджеров и размещение информации в социальных сетях.

Поэтому в настоящее время доступ к информации о происходящем в зоне конфликта серьезно ограничен. Сведения можно получать только из официальных источников: заявлений должностных лиц, релизов военных ведомств противостоящих сторон, а также из опубликованных видеосюжетов.

Армения и Азербайджан активно ведут информационное противоборство. Стороны вбрасывают огромное количество откровенных фейков, недостоверной и искаженной информации. Достаточно посмотреть на заявления сторон о боевых потерях.

3 октября представитель Минобороны Армении Арцун Ованнисян в ходе брифинга заявил, что «Азербайджанская сторона потеряла десять беспилотников, три самолета, три РСЗО «Смерч», один вертолет. Потери Азербайджана в живой силе в течение суток составили 440–450 человек. А с начала боевых действий было уничтожено 113 беспилотников и 250 единиц бронетехники противника.

О не менее впечатляющих успехах отчитался и Баку. Так, еще 30 сентября в военном ведомстве Азербайджана сообщили, что армянская сторона потеряла до 2300 убитыми и ранеными. Уничтожено около 130 армянских танков и другой бронетехники, более 200 артиллерийских установок, около 25 систем противовоздушной обороны, шесть командных пунктов управления и пять складов боеприпасов.

С одной стороны, информационный голод, а с другой – непрекращающиеся информационные операции сторон привели к тому, что конфликт уже оброс своеобразным набором мифов и клише.

На линии огня

Один из важнейших вопросов: как начался конфликт и каковы его перспективы?

На первом этапе боев Баку применил весьма интересное решение. План по прорыву оборонительных позиций сил НКР напоминал Брусиловский прорыв. Принцип такого прорыва прост. По периметру обороны противника наносится одновременно несколько мощных ударов. Для их парирования противостоящая сторона вынуждена задействовать все свои резервы. Поэтому некоторые участки фронта в критический момент оказываются без поддержки и их легко можно взломать.

Правда, схема Брусиловского прорыва работает только в том случае, если наступающие смогли создать серьезное численное преимущество, а также есть уверенность, что противник оперативно не сможет перебросить дополнительные силы с других участков фронта.

Почему Баку выбрал такую сложную схему наступления? Во-первых, у Азербайджана численное преимущество в личном составе и технике. Так, в своем обращении президент Ильхам Алиев заявил, что численность вооруженных сил Азербайджана 100 тыс. человек. Во-вторых, протяженность линии фронта достаточно небольшая и не придется серьезно растягивать силы. В-третьих, сложный горный рельеф Нагорного Карабаха одинаково плохо сказывается как на наступающих, так и на обороняющихся. Транспортная инфраструктура республики не позволяет оперативно перебрасывать большие массы вооружения и военной техники по горным дорогам. В случае если удастся достигнуть оперативной внезапности, у вооруженных сил НКР возникнут трудности со своевременным усилением своих сил.

Также при наступлении азербайджанские военные активно использовали опыт предыдущих боев весны 2016 года. В частности, использование сил специального назначения, которые действуют ночью с использованием приборов ночного видения, ночные вертолетные десанты, а также удары по подходящим резервам и изоляции поля боя с помощью беспилотников, ударов артиллерии, а также дальнобойных управляемых ракетных комплексов Spike-ER и Spike-NLOS.

Замысел азербайджанских военных удался, они прорвали фронт на севере, северо-востоке и юге НКР.

Карабахская защита

Все 30 лет своей независимости Нагорный Карабах создавал сложные оборонительные позиции. Оборона была глубоко эшелонирована, создавались резервы и удобные рубежи для контратак. Важнейшую роль в военном планировании Нагорного Карабаха играет артиллерия. Задача артиллеристов нанести противнику неприемлемый ушерб до того, как его силы смогут взломать оборону. Все артиллерийские позиции хорошо укреплены, созданы ложные, а также запасные объекты.

Большое внимание уделяется мобильным артгруппам. Каждая такая единица – это несколько артиллерийских дивизионов. Они вооружены преимущественно 122-мм гаубицами 2С1 «Гвоздика» и 152-мм 2С3 «Акация». Такие подразделения выполняют задачи качественного ус иления. В случае необходимости их перебрасывают на угрожаемые участки. После того как самоходчики выполнят задачи, они уходят в другой район.

Важное значение для обороны НКР играют и танки. Их задача – обеспечить устойчивость позиций пехоты. Танки действуют из заранее подготовленных укрытий. Уничтожают живую силу противника огнем с дальних рубежей, а в случае необходимости участвуют в локальных контратаках. Также танки приданы частям и подразделениям, предназначенным для нанесения контрударов.

Принцип обороны Нагорного Карабаха достаточно прост. Пехота, усиленная танками, удерживает хорошо укрепленные и эшелонированные позиции до последнего. В это время артиллерия наносит противнику тяжелые потери. В случае прорыва артиллерийский кулак на угрожаемом участке усиливается за счет мобильных артгрупп, а пехотные подразделения переходят в контрнаступление при поддержке бронетехники.

В ходе войны 2016 года вооруженные силы НКР в целом доказали эффективность выбранной схемы ведения обороны. Азербайджанским военным удалось захватить несколько позиций и занять достаточно большой район. Но под ударами армянской артиллерии противник вынужден был остановиться. После чего несколькими контратаками пехоты силам НКР удалось частично выбить подразделения вооруженных сил Азербайджана с занятых позиций и освободить часть захваченной территории.

Игра со многими неизвестными

В настоящее время вооруженные силы Азербайджана используют опыт, полученный в ходе боев 2016 года. Поэтому первые удары наносятся по артиллерии и танкам и оборона противника существенно ослабевает.

Несмотря на распространенное мнение об активном применении беспилотников-камикадзе, это далеко не так. Анализ официальных видео азербайджанского военного ведомства показывает, что дроны подсвечивают цели для дальнобойных ракетных систем Spike-ER и Spike-NLOS, а также активно работают с артиллерией. Видео боевой работы БПЛА-самоубийц можно пересчитать по пальцам.

Принцип взлома обороны сил НКР достаточно прост. Ударами артиллерией и дальнобойных ракетных систем выбиваются танки и артиллерия. После этого азербайджанские ударные системы подключаются к уничтожению подходящих подкреплений и частей, готовящихся к контрнаступлению. Одновременно по заблокированным объектам начинают работать азербайджанские гаубицы, танки, а самое главное – тяжелые огнеметные системы. Их задача подавить огневые точки и обеспечить захват армянских позиций своей пехотой.

Главная проблема вооруженных сил Азербайджана – недостаточно подготовленная и мотивированная пехота. Напротив, бойцы НКР демонстрируют высокий моральный дух и хорошие тактические навыки и умения.

Даже несмотря на изоляцию и непрерывные обстрелы и артиллерийские удары, армянские оборонительные районы держатся до последнего. В плен практически никто не сдается. Поэтому азербайджанское наступление идет достаточно тяжело.

Азербайджанской стороной тратится много времени, ресурсов и боеприпасов на подавление оборонительных позиций. Не всегда срабатывает и тактика изоляции очагов обороны.

Надо признать, что пока расклад не в пользу армянской стороны. Упорная оборона приводит к большим потерям не только у наступающих, но и в большей степени у обороняющихся. Особенно критичны для Нагорного Карабаха потери артиллерии и бронетехники. В то же время азербайджанские артиллеристы работают почти в тепличных условиях. Не говоря уже о расчетах БПЛА и ракетных комплексов Spike, которые вообще не попадают под огневое воздействие противника. Каждый лишний день войны наносит вооруженным силам НКР непоправимый ущерб. В то же время не совсем понятно, насколько обширны запасы высокоточных средств поражения у азербайджанской стороны.

Можно предположить, что пока стратегия армянских вооруженных сил заключается в плотном удержании обороны до тех пор, пока не вмешаются другие страны – Россия, Франция, США, ФРГ и т.д. Возможно, что НКР и Армения рассчитывают на то, что ресурсы Азербайджана постепенно будут исчерпаны и наступление остановится само собой.

За четыре года НКР надо было закупить у России как можно больше беспилотных аппаратов, к примеру, «Орлан-10» или даже «Форпост-Р». Также возможно было стать первым покупателем дальнобойных управляемых ракетных систем «Гермес». Новинка была впервые представлена только в этом году, но работы по ней ведутся давно. Появилась информация, что «Гермес» прошел проверку в Сирии еще три года назад. Другим направлением работы должны были стать закупки самоходных гаубиц 2С19, а лучше 2С19М2. Также хорошо было бы закупить обновленные РСЗО «Торнадо-Г».

Но главное – у России можно было бы закупить автоматизированную систему управления ракетными войсками и артиллерией. Понятно, что полную версию Нагорному Карабаху и Армении российская сторона вряд ли бы продала. Но даже в усеченном варианте сочетание АСУ-БПЛА–«Гермес»–«МСТА»–«Торнадо» было бы весьма эффективным решением.

Благодаря «Гермесам» и БПЛА НКР получила бы возможность воздействовать на пункты управления азербайджанских беспилотников, а главное – охотиться за пусковыми установками Spike. Даже если бы количество выбитых целей было не самым большим, противник уже не мог бы безнаказанно работать по артиллерии и танкам. Мобильные группы 2С19М2 и «Торнадо-Г» могли бы наносить быстрые удары по азербайджанской артиллерии, а также танковым и пехотным подразделениям.

Белые слоны вооружения

За прошедшие четыре года Армения совершила две очень дорогостоящие покупки: оперативно-тактические комплексы «Искандер», а также истребители Су-30СМ. Но сейчас для армянских вооруженных сил эти системы стали «белыми слонами».

«Искандер» – мощный ракетный комплекс, у Азербайджана нет средств, чтобы его перехватить. Но в сложившихся условиях несколько пусковых установок большой роли не сыграют. Также пока непонятно, какой боекомплект для ОТРК закупила армянская сторона. Не исключено, что ракет мало.

Поэтому «Искандер» не будет активно использоваться для ударов по наступающим азербайджанским войскам. Остается один вариант – удары по критически важной инфраструктуре Азербайджана. К примеру, в июле азербайджанское Минобороны делало специальное заявление, в котором упоминалось возможные удары по Мингечевирскому водохранилищу. Но уже сейчас понятно, что на такой шаг руководство НКР и Армении не пойдет. Ведь это может повлечь абсолютно непредсказуемые последствия.

Су-30СМ все дни конфликта находятся на земле. Впрочем, не поднимаются в воздух и их противник из ВВС Азербайджана. Обе стороны не рискуют бросать в бой свои дорогие машины, когда у противника есть зенитные системы С-300.

Хотя «тридцатки» превосходят весь азербайджанский военный авиапарк, не исключено, что в воздушном бою до конца войны они так и не примут участия. А вот отправить их для ударов по азербайджанским позициям армянский ВВС скорее всего не решатся. Слишком велик риск потерять такую дорогую машину, когда противовоздушная оборона противника не подавлена. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий