Победить вирус, или Новая миссия Трампа

Дональд Трамп остается центральной фигурой всей предвыборной кампании. Фото Reuters

Начало нынешней президентской кампании в США не предвещало крупных неожиданностей, а тем более вызовов. Но они все-таки произошли. И были связаны с угрозой, с которой ранее никогда не сталкивались современные общества, государства и их лидеры: а именно – с пандемией смертельного вируса нового типа.

Вспыхнувшая в декабре 2019 года в Китае эпидемия коронавируса, стремительно распространяясь из одной страны в другую, быстро превратилась в глобальную. Вслед за Поднебесной и европейскими странами настала очередь и США, которые усилиями администрации Дональда Трампа, отвечая на торговые и геополитические вызовы Китая и России, все еще стремились вернуть себе былое величие. Такого вызова не ждали, к нему заранее не готовились.

Экстраординарный кризис

Президентские выборы в США – это особый период. В соответствии с Конституцией, они проходят каждый високосный год: в первый вторник после первого понедельника ноября. Им предшествуют долгие праймериз (выдвижение претендентов в кандидаты, сопровождаемое избранием делегатов на предстоящие съезды партий), сами партийные съезды и предвыборные дебаты, что уже превращает этот процесс в затяжной, намеренно спланированный, общегосударственный политический кризис, во время которого претенденты на главный кабинет страны, а вслед за ними и все вовлеченные в него субъекты (прежде всего пресса и партии) обсуждают проблемы, волнующие американское общество.

Наложение в 2020 году на эту разгоряченную общественную атмосферу двух новых дополнительных факторов – экономического кризиса и вспышки пандемии – не только изменило приоритеты обсуждаемых вопросов, но и сдвинуло общий предвыборный фокус всей кампании, концентрируя ее на одной центральной проблеме – противодействии коронавирусу.

Так периодический предвыборный политический кризис внезапно превратился в неординарный суперкризис, соединивший в себе и начавшийся экономический спад, и неутихающую пандемию, и обострившийся партийно-политический раскол. С подобной ситуацией современное американское общество встретилось впервые. Из-за пандемии в США были изменены привычные правила и график проведения праймериз в штатах: отменены личные встречи претендентов с избирателями, вместо них организовано дистанционное общение, перенесены сроки голосований, личное голосование было заменено голосованием по почте, на месяц позже (с 13–16 июля на 17–20 августа) перенесено проведение съезда Демократической партии. Всерьез стала обсуждаться даже возможность переноса самих выборов президента, с чем американская политическая традиция никогда не сталкивалась, да и Конституция США это не предусматривала. В самые сложные исторические периоды они не проходили досрочно, никогда не переносились, а проводились, как и предписано, каждые четыре года в начале ноября.

Трамп за все ответит

Все, что с таким трудом, при настойчивом противодействии со стороны демократов, в условиях ожесточенной политической борьбы накапливалось за годы президентства Трампа и чем он так бахвалился на старте избирательной кампании (экономический подъем, сокращение безработицы), быстро ушло в песок. Спад экономики (4,5%) вместо подъема (3,5%), растущая безработица (свыше 40 млн) вместо 7 млн новых рабочих мест существенно поменяли тот фон, на котором она теперь стала разворачиваться. Отныне, когда от прежних достижений не осталось и следа, президенту пришлось выполнять новую миссию: перестраиваться и на ходу заново собирать внезапно растраченный предвыборный багаж.

Теперь новым фокусом кампании могла стать только война с коронавирусом, которая после осознания всей сложности, глубины и масштаба нависшей над страной угрозы и была им объявлена.

Однако не стоит думать, что этот новый фокус сместил внимание избирателей с экзотической личности самого Трампа. Он был и продолжает оставаться центральной фигурой всей кампании, привлекающей к себе даже еще большее внимание, чем прежде.

Оправившись от первоначального шока, вызванного внезапностью и быстротой распространявшейся эпидемии, осознававшая собственную ответственность администрация принялась за дело. Изменив свой предвыборный график, Трамп и Белый дом почти сразу же включились в борьбу с угрозой.

Невидимый и коварный враг требовал концентрации всех ресурсов в руках федерального правительства. Конечно, прежде всего предпринимались необходимые меры на федеральном уровне (регулярное информирование населения, организация тестирований, помощь штатам с поставками медицинского оборудования, масштабная программа поддержки граждан, закрытие границ, введение чрезвычайного положения). Но не только. В условиях общей неготовности федеральных служб к отражению нового вызова Трамп сделал акцент на решении проблемы на местах, в самих штатах, возложив значительную долю ответственности на губернаторов, налаживая при этом механизм тесного сотрудничества с ними.

Несмотря на продолжавшуюся саморекламу и порой неадекватные заявления Трампа в условиях общей неподготовленности страны к масштабному бедствию, а также непрекращавшуюся критику в его адрес, вряд ли его можно обвинить в утрате чувства ответственности, в полном или частичном бездействии. Он делал все, что мог.

Новая предвыборная тактика Трампа исходила из понимания того, что противники непременно воспользуются принципиально иной ситуацией, чтобы вновь атаковать его, но теперь уже не «за связь с русскими», а за неумение руководить страной в условиях борьбы с пандемией, за неспособность оперативно решать сложные проблемы. Действительно, от того, как действует президент в новых условиях и как его действия воспринимаются электоратом, теперь зависела его собственная судьба.

Именно поэтому многие задаются вопросами: перечеркнула ли пандемия шансы Трампа на победу? Смогут ли в этих экстраординарных кризисных условиях, как и прежде, проявиться его напористость, яркий колорит, самоуверенность, эксцентричность и харизма и удастся ли ему успешно противостоять безликому и бледному противнику?

Результаты опросов общественного мнения, которые еще прошлой осенью благоволили ему, прогнозируя поддержку 55% избирателей, в мае 2020-го принесли неутешительный результат – всего 35%. Причем к весне стали развиваться и другие опасные тенденции: резко пошатнулись позиции Трампа в колеблющихся штатах, от которых (как и прежде) будет зависеть судьба победителя. В них преимущество досталось Джозефу Байдену, продолжавшему с завидным упорством атаковать своего противника, оказавшегося в неблагоприятной ситуации.

Появление к осени ожидаемых признаков хотя бы незначительного улучшения ситуации на фронте борьбы с коронавирусом и оздоровления экономики будет означать, что шансы Трампа на победу все же есть и они довольно высоки. Успешная борьба с вирусом – залог успеха самого Трампа.  Если этого не произойдет, то его перспективы так и останутся неясными. Важным для американцев при голосовании в ноябре будет ответ на вопрос об эффективности президентской деятельности в условиях пандемии. Несомненно, лучшим для Трампа электоральным ответом на него была бы убежденность американцев в том, что в сложившихся обстоятельствах он действительно сделал максимум возможного.

Байден всегда против

Несмотря на пандемию, президентские выборы – 2020 сохраняют свою изначальную суть: после смещения избирательного фокуса в сторону коронавируса они все же, как и прежде, так и остались референдумом по Трампу.

Что касается демократов, то их миссия на этих выборах состояла в том, чтобы дать последний бой ненавистному (но все же необычайно стойкому) противнику и во что бы то ни стало выселить его из Белого дома. По сути, это уже их третья (после расследования комиссии Роберта Мюллера и неудавшегося импичмента) попытка сместить действующего президента.

Охваченные нескрываемой неприязнью к нему, они на протяжении всей кампании выдерживали ее антитрамповский фокус и сохранили его после начала эпидемии. Но теперь Трамп обвинялся не столько в прежних грехах, сколько в неспособности осознать происходящую катастрофу и адекватно реагировать.

Однако использовать только лишь тактику нападок на Трампа было совершенно бессмысленно. А именно это, в сущности, и продолжает делать бесцветный и (как оказалось) далеко не такой идеальный ставленник демократической элиты Байден, невольно выступающий в роли живого (хотя и изрядно потускневшего) символа возврата к дотрамповскому «нормальному» прошлому, разрушителем которого является действующий президент.

Но по-настоящему главным врагом добивающегося переизбрания президента стал, конечно же, не он, а современный суперкризис, соединивший в себе все испытания, обрушившиеся на головы американцев. Именно от того, как он разрешится, и будет зависеть в итоге судьба Трампа.

Секрет американского величия

На протяжении всей истории (а особенно в годы президентских выборов) политический процесс в США характеризовался традиционной (растущей или ослабевающей) конкуренцией между двумя политическими силами. С середины XIX века до наших дней она разворачивается между демократами и республиканцами. Именно такое бесконечное политическое противоборство, став своеобразной общественной константой, в конечном итоге всегда препятствовало какой-либо монополизации внутриполитического пространства в этой стране.

Именно эта особенность (зачастую ошибочно воспринимаемая как проявление слабости, нестабильности, хаоса и развала) на самом деле и отражает неизменную специфику и прочность американского общества, изначально формировавшегося не только как совокупный социум  разнообразных больших, средних и малых заинтересованных групп, отстаивающих собственные интересы, но и как единый, своеобразный, развивающийся организм, стремящийся (несмотря на линии разделения) к поиску компромисса и сохранению исторически сформированной целостности.

Именно это обстоятельство, несмотря ни на что, даже в периоды глубоких и масштабных внутренних кризисов делает самое сегментированное в мире общество стойким и жизнеспособным, а государство – сильным и долговечным, способным выдерживать испытания на прочность и отражать любые угрозы своему существованию и величию. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий