Пётр Мамонов: «Мы будем жить всегда… Но какими мы будем жить?» | статьи на inet-moll

 

От нас ушёл Петр Мамонов… В последние годы своей жизни он много выступал перед людьми, как будто торопился рассказать о чём-то важном, спешил поделиться своим жизненным опытом. Спешил поделиться собой.

Пётр Мамонов — музыкант, поэт, писатель, актёр, теле-радиоведущий

 

Каждый из нас талантлив. О каждом из нас есть замысел. Найти своё занятие в соответствии с замыслом — это суперзадача в жизни.

Как же найти? Меня очень часто спрашивают молоденькие ребята. Мол, там не хочется, там — скучно… Я из собственного опыта отвечаю, что надо пробовать. Не лежать с гаджетами, а пробовать. Поработать на одной работе, на другой, на третьей…

Один молодой человек в семнадцать лет завербовался юнгой на кругосветный лайнер. Объездил весь мир, да ещё деньги за это получил. А мы лежим, нам скучно. Вот как можно жить интересно. И мотив должен быть — не капусты нарубить, а найти любимое дело.

Я счастлив, потому что делаю только то, что люблю. Но я к этому шёл долго, истратил на это много лет жизни.

На самом деле, что я люблю — такой я и есть. Например, если я люблю релакс, курнуть, бухнуть… Значит, я такой.

Мой любимый святой Исаак Сирин пишет: «Снедь нищих гнусна богатым». То есть, если кто-то попробовал жить с Богом и в Боге, ощутил, что такое дух Святой, он уже не будет есть еду, которую едят нищие. Он узнал то, что круче. Он узнал, что есть другие сласти. Безвредные и бесконечные.

Кто на кайфе сидит, тот знает, что есть потолок. Если дальше и дальше увеличивать — наступает кома. А тут потолка нет, потому что Бог — это бесконечность. В познании Бога можно бесконечно увеличивать в своей душе радость, счастье, мир. Эти плоды духа — бесконечный вариант. И кто хотя бы в малую меру это узнал, тот уже может сравнивать. Как сейчас говорят, прикидывать.

У меня был замечательный случай. Мы с актёром Йозасом Будрайтисом как-то в Вильнюсе после концерта пошли в ресторан. Он уже старенький тогда был, он меня на десять лет старше. Я предложил рюмочку винца. А он говорит: «А мне только хуже от этого». И мне эти простые слова очень запомнились. И я теперь всё время перед выпивкой прикидываю: «Будет мне лучше?» Неа! Неа!

Вот это о том, что снедь нищих гнусна богатым. Я полюбил другую жизнь. Я полюбил чистоту. Другое дело, что у меня не всегда получается. Я, бывает, проваливаюсь. Но я хочу туда. Я уже понюхал это. Я знаю, что есть совсем другое. И что это именно и есть моё.

В духовном поиске мне помогали книги. Я вырос в литературной семье. С детства я очень ценю слово. И сам я работаю со словом. И поэтому книги более всего помогали. Ну, и отец Димитрий Смирнов. В 2000-м году я наткнулся на его проповеди и слушал его почти каждый день. И сейчас продолжаю слушать.

И в 2006-м году, когда сняли «Остров», мы познакомились ближе. Оказывается, мы с ним жили рядом. Оказывается, в детстве я избил его младшего брата, а потом пришёл его старший брат и избил меня. Это было в центре Москвы…

Почему в нашей жизни случаются беды? Нас же ничем не прошибёшь. Нас надо так тряхануть… Сокрушённое сердце — это такое сердце, в которое может проникнуть подлинный луч света. И Бог хочет наше сердце сокрушить. Чем? Бедами. И, может быть, тогда мы опомнимся. А, может, и нет. Поэтому битва идёт на поляне сердца каждого из нас.

Наша вера — это живое общение с живым Богом. Всё остальное — обряды, установки, благословение — это всё не то, к сожалению. Это всё — костыли. Но костыли сами по себе ходить не могут.

Очень трудно взгреть в себе чувство настоящего общения с Богом. Я в этом очень отстаю.

Как пишет мой любимый Исаак Сирин, путь проложен страдальческими тропами святых.

Я твёрдо верю и умом, и сердцем, и всем своим существом, что другого пути нет. Что третьего стула нет. Что это истина. Что это единственный возможный путь на небо. Я хочу туда. Я хочу только туда. И никуда больше я не хочу.

Ребята (все, кто меня сейчас слушает), мы будем жить всегда. Но какими мы будем жить?Эта жизнь нужна только для того, чтобы приготовиться к этому прыжку в вечность.

Конечно, смерть — штука страшная. И это аномальное явление, потому что человек был задуман Богом бессмертным. И для нас смерть — это всегда не то.

Я сейчас говорю вам это от своего опыта, от своей в общем-то прожитой уже жизни. Это драгоценный опыт веры. Это самое главное в христианской жизни.

Ещё статья: Кто я, и что после меня останется? Пётр Мамонов — о вере.

 

Источник: zen.yandex.ru

Author: admin

Добавить комментарий