Заседание президиума Совета законодателей. Фото с сайта агентства «Москва»

На минувшей неделе стартовал процесс законодательного обрамления одобренных 1 июля поправок к Конституции. Сами власти пока теряются в догадках, сколько придется менять законов федеральных – как минимум 90, а сколько региональных, где счет уже пойдет на сотни. Тысячами, видимо, предстоит считать федеральные подзаконные акты, а десятками тысяч – корректировки муниципального уровня.

Кстати, местная власть должна быть помещена в рамки некоей системы единой публичной власти, для чего необходимо принимать отдельный федеральный закон. На прошлой неделе появилась информация, что именно в таком законе и может быть изложен ключевой функционал будущего Госсовета. Так что пока непонятно, будет ли отдельный спецзакон для этого переучреждаемого заново органа. В Госдуме и Совете Федерации уже разбили предстоящий законодательный натиск на отдельные участки. Но первая порция обновленных законов оказалась об усилении полномочий силового блока.

Сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Павел Крашенинников – эти посаженные отцы «Конституции 4 июля» – внесли пакет инициатив, связанный с поправкой о запрете ставить под сомнение территориальную целостность РФ. В законопроектах речь идет как о техническом обновлении закона о противодействии экстремизму, так и о введении новой уголовной статьи, предусматривающей от 6 до 10 лет лишения свободы. А вот за что, сформулировано туманно – якобы за какие-то действия против такой целостности.

На силовом фронте на прошедшей неделе был еще один законопроект – о праве Генпрокуратуры блокировать в интернете без суда некую информацию, оправдывающую или объясняющую экстремистские проявления, среди которых названы и массовые беспорядки. Поскольку власть часто считает ими акции протеста, оппозиция готовится к тому, что силовиками будет пресекаться любая сетевая активность. А ведь без нее теперь невозможна никакая реальная политическая работа. И давление на несогласных уже началось – на минувшей неделе структуры «Открытой России» Михаила Ходорковского навестили правоохранители. Пока речь формально идет о «деле ЮКОСа» 2003 года, но уже нередко бывало, что оппозиционера вызывали как свидетеля по одному вопросу, подозреваемым же он становился в связи с какими-то новыми обвинениями.

А еще на прошлой неделе президент Владимир Путин в ходе встречи с председателем ЦИК РФ Эллой Памфиловой закрыл все вопросы по общероссийскому голосованию за поправки к Конституции. Он поблагодарил Памфилову и в ее лице все избиркомы страны за хорошую работу. «Она была организована по-современному, очень качественно, на высоком уровне, создавала возможности для людей высказать откровенно свою позицию по поправкам в Конституцию, и в высшей степени демократически было все организовано. Насколько я понимаю, с минимальным количеством нарушений», – подчеркнул президент.

Путин при этом сослался на мнение наблюдателей и СМИ. Из чего стало ясно, что дело не в какой-то объективной оценке – и СМИ, и наблюдатели говорили разное, причем часто противоположное. Дело в оценке политической: президент определенно дал понять, что никаких претензий к ходу и результатам плебисцита власть принимать не намерена. Еще один, менее глобальный, но значимый вывод в том, что действительно весь набор наблюдателей от общественных палат необходим был только для информпротиводействия оппозиции.

При этом Памфилова уже доложила президенту как о деле вполне решенном, что Центризбирком все-таки будет внедрять уже во время осенних выборов опробованные на плебисците электоральные новации. Напомним, что их обсуждение с партиями в принципе было намечено ЦИКом на 16 июля, однако теперь понятно, что и голосование до дня голосования в течение двух-трех дней, и избирательные участки в самых неожиданных местах точно будут. Будет и дистанционное электронное голосование – пока все еще в виде эксперимента, но географически более широкого. А вот централизованный набор избирателей, видимо, удастся ввести только к думской кампании 2021 года. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий