Перейдя на дистанционный формат работы, россияне поняли, что они могут на многом сэкономить. Фото РИА Новости

За 12 лет в российской экономике так и не заработали в полной мере драйверы роста. Из-за накапливающихся проблем к каждому новому кризису Россия подходит в еще более сложном состоянии, чем к предыдущему. И теперь в условиях пандемии страна лишилась главной надежды – на оживление за счет увеличения потребительского спроса. Не только увольнения и падение доходов заставляют граждан экономить на покупках, но и даже сам формат удаленной работы. Более половины россиян, работающих в новых условиях, сократили траты на 30%, сообщают банковские аналитики.

Примерно для 15% российских работников удаленная работа стала постоянной, еще почти каждый третий будет работать дистанционно в течение нескольких месяцев, показал опрос Райффайзенбанка, проведенный в конце ноября среди 8,5 тыс. человек.

Многие респонденты в новых условиях существенно сокращают расходы на продукты, одежду, обувь, бензин, а также развлечения, аренду, медицину, следует из обзора.

«Более половины респондентов смогли сократить расходы на 30%, а каждый пятый сэкономил примерно 50% по сравнению с обычным уровнем трат. Многим это помогло больше сберегать», – отметили банковские аналитики.

Сокращение трат происходит на фоне возобновившегося падения реальных располагаемых доходов населения, составившего по итогам января-сентября 4,3% в годовом выражении.

По итогам ноября потребительская активность россиян «снизилась на 10% по сравнению с ноябрем 2019-го, несмотря на распродажи в День холостяка и Черную пятницу», свидетельствуют данные аналитического проекта Tinkoff CoronaIndex. В целом «потребительский спрос в России продолжает плавное снижение и переходит с промтоваров, сервисов и услуг на товары первой необходимости и продукты питания», уточнили авторы индекса.

Наступление второй волны пандемии «совпало с моментом, когда уже был удовлетворен отложенный спрос, сформировавшийся во время локдауна в апреле-мае», поясняли ранее аналитики лаборатории СберИндекса.

К этому они добавляли, что хоть номинальный фонд оплаты труда остается на уровнях 2019-го, но «если бы не коронавирус, то реальные трудовые доходы граждан были бы на 8,9% выше».

Главная же проблема российской экономики в том, что она, как поясняли специалисты Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), «к каждому новому кризису подходит во все более сложном состоянии, с хроническим недофинансированием многих сфер деятельности – инфраструктуры, исследований и разработок, здравоохранения, образования».

За 12 лет экономика РФ, несмотря на амбициозные планы, «не совершила качественного рывка, многие социально-экономические проблемы, которые стояли на повестке дня еще в 2008 году, сохраняются до сих пор», считают в ИКСИ.

Экономисты приводят пример: «Среднегодовые темпы роста ВВП России за последние три года составили 1,9% по сравнению с ростом на 7,3% в 2006–2008 годах». По их мнению, основная причина замедления – «отсутствие новых источников роста экономики страны, таких как улучшение доступа к транспортно-логистической инфраструктуре, повышение доступности финансирования, улучшение делового климата».

Как показал опрос экспертов, проведенный «НГ», можно выделить несколько главных экономических драйверов: потребительский спрос, транспортная инфраструктура, строительство, экспорт. И если ранжировать эти направления по успешности, то, по оценкам директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александра Широва, в России на первом месте окажется транспортная инфраструктура, а на последнем месте – внутренний спрос.

«Крупные инфраструктурные проекты имеют длительный характер и оказывают позитивное влияние даже в условиях экономических шоков. Жилье воспринимается частью обеспеченных граждан как защитный актив. Поддержка экспорта дала эффект, но ограниченный, прежде всего потому, что основная часть российских производителей все еще достаточно сильно отстает от передовых образцов по уровню технологического развития, – пояснил «НГ» Широв. – Что касается потребительского и инвестиционного спроса, то меры по их стимулированию и поддержке носят весьма ограниченный характер».

Каждое из этих направлений не должно рассматриваться изолированно, добавил он. «Совокупное влияние всех описанных драйверов способно расширить среднесрочный потенциал экономического роста России как минимум до 4%», – считает Широв.

В последние 10 лет прогресс достигнут по темпам строительства жилья, в развитии транспортной инфраструктуры, в диверсификации направления и товарной структуры экспорта, считает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Но сложности есть с ростом доходов населения, добавил он.

«Рост внутреннего потребительского спроса серьезно осложнен в 2020-м не только экономическим кризисом, но и другими факторами: пандемия, переход сотрудников на удаленку, серьезные проблемы (вплоть до закрытий и банкротств) предприятий малого и среднего бизнеса. Все это привело к сокращению доходов населения и создало стрессовое напряжение с точки зрения трат», – пояснил «НГ» общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере регулирования торговой деятельности Андрей Даниленко.

При этом, как уточнил эксперт, сейчас трудности возникли и у транспортной отрасли, тоже столкнувшейся с серьезными ограничениями. «Это касается в том числе грузовых перевозок, что может привести к большому количеству банкротств в отрасли», – предупредил Даниленко. Также он уточнил, что «недооценено влияние малого и среднего предпринимательства на занятость населения».

Нефтяной коллапс и пандемия выявили слабые места российской экономики, которая и до коронакризиса накапливала проблемы. Как говорит доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Лилия Михейкина, структура экспорта хоть и менялась, но не кардинально: наибольшую долю занимают энергоресурсы.

«Особый вклад в транспортную отрасль и в сферу строительства внесли нацпроекты. Но во многих населенных пунктах до сих пор актуальна проблема транспортной доступности, высок износ жилого фонда», – добавила эксперт.

Что еще могло бы стать драйвером роста, если «старые» не справляются? «Главным драйвером экономики может быть та самая интеллектуальная собственность, которая сегодня куется в цехах российских предприятий, и на это, считаю, надо сделать один из ключевых акцентов, – сказал член генсовета «Деловой России» Ильдар Шайхутдинов. – Это как раз та новая товарная масса, которая может увеличить ВВП страны и инвестиции в основной капитал». 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий