Фото Reuters

Левада-Центр (внесенный Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента) провел опрос, результаты которого вряд ли должны обнадеживать несистемную оппозицию. Опубликованные данные говорят о том, что лишь 22% опрошенных «скорее положительно» относятся к участникам недавних массовых акций протеста, не санкционированных властями. Отрицательное отношение выразили 39%.

Важно еще раз подчеркнуть, что это публикация Левада-Центра. Его опросы, как правило, рисуют куда более тревожную картину для властей, чем, например, исследования ВЦИОМа. Дело предположительно в выборке. Социологам Левада-Центра, по всей видимости, удается захватить больше представителей среднего класса, городской интеллигенции, критически настроенной молодежи. Но здесь и это не сработало.

Есть два конкурирующих нарратива о протестах. Оппозиция утверждает, что люди мирно собираются на улицах, устав терпеть коррупцию и произвол властей, а спусковым механизмом стало «дело Алексея Навального», получившего реальный срок вместо условного. Согласно этому нарративу, полиция ведет себя жестоко, избивая протестующих дубинками, сажая их в автозаки, нарушая их права. Власти, в свою очередь, настаивают на том, что на улицы выходят не мирные граждане, а агрессивные молодчики, которые нарушают спокойную жизнь города, прячутся за женщин и детей и к тому же вступаются за «иноагента» и «предателя» Навального. Опрос Левада-Центра, кажется, показывает, какой из нарративов в публичном пространстве пока оказывается более действенным, убедительным.

Для сравнения: цифры опроса, посвященного августовским акциям протеста в Хабаровске, где люди были возмущены внезапным арестом губернатора Сергея Фургала. «Скорее положительно» к протестующим относились 47% опрошенных. Отрицательно – всего 16%.

Контраст поразительный – и вполне объяснимый. В случае с хабаровскими протестами власть не производила конфликтных нарративов, пропагандистская машина в таких ситуациях не столь эффективна. Опрошенные в других регионах симпатизировали хабаровчанам, не сводя их возмущение к фигуре Фургала. Они просто думали, что «у людей накопилось», – и вполне разделяли их чувства. В регионах, отдаленных от федерального Центра, довольно остро чувствуют и последствия экономической стагнации, и влияние пандемии. Достаточно одного громкого казуса, чтобы разгорелся социальный пожар. Этих протестующих в отличие от московских или питерских довольно сложно представить иностранными агентами, «проплаченными Госдепом». Власть старается вести себя с ними мягче, потому что понимает: мандат на управление страной дают ей именно регионы.

Столичные протесты гораздо проще вырвать из актуального социально-экономического контекста, представить как «раскачивание лодки». Власть уже так делала в 2012 году, накануне президентских выборов. Тогда «прозападной» московской интеллигенции с белыми ленточками очень ловко противопоставили «патриотичных» рабочих мужиков с Уралвагонзавода и прочих предприятий, готовых в любой момент приехать в столицу, объяснить офисному планктону и студентам иерархию ценностей и защитить завоевания сытых нулевых.

Опрос Левада-Центра показывает, что у власти и сейчас есть социальная база для того, чтобы повторно использовать этот инструмент. Акции оппозиции в ответ на «дело Навального» вызывают сочувствие по-прежнему у довольно ограниченного круга людей. Их удается мобилизовать, сплотить – на короткое время. Но ни расследования Навального, ни история его ареста не расширяют круг недовольных. Людям за пределами этой группы вполне достаточно нарратива власти о последних событиях, он вписывается в их картину мира и не заставляет запрашивать дополнительную информацию. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий