Международные структуры притягивают миллионы молодых людей по всему свету.

За долгие годы работы во многих странах, в том числе и на международном уровне, меня всегда интересовало, куда молодежь стремится устроиться по жизни, ради чего она корпит над учебниками-компьютерами и чего в конечном итоге мечтает добиться. Так вот, больше всего желающих любыми путями попасть не на службу в Белый дом или ЦРУ и вовсе даже не в «Газпром». Больше всего желающих просочиться в закрытое для посторонних сообщество работников международных организаций.

Их по миру разбросано много, вакансий – пруд пруди. Но… Пытаешься, что на сайте указано, заполнить, посылаешь свои данные – и… тишина. Почему?

Наем персонала в международные организации – одна из самых закрытых тайн «цивилизованного мирового сообщества», о которой никто и нигде не распространяется. Да, миллионы молодых людей по всему свету мечтают попасть в ООН или Всемирный банк, думая, что именно там они найдут себе финансовую стабильность, престиж и нечто недостижимое для рядовых граждан.

Хотя если внимательно изучить сайты ООН-структур, то из них никогда не понять правила и критерии, по которым комплектуются тамошние кадры. Кого туда берут на работу, за какие заслуги и стоит ли тратить время и силы на заполнение многочисленных анкет, когда для даже минимальных шансов попасть кандидату надо решать совсем другие вопросы?

Между тем система эта с виду вполне демократична и представляет собой комбинацию компьютерного отсева и живого личного отбора. Который опять-таки на финальной стадии зависит вовсе не от знаний или умений кандидата, а от элементарного блата в той или иной форме.

Итак, сам процесс отбора в международную организацию начинается с вседоступного и банального – заполнения анкеты. Подать документы могут абсолютно все. Причем частенько заостряется внимание на том, что «кандидаты от недопредставленных стран» (граждан которых численно немного в этих структурах), а также женщины будут иметь преимущества при найме. И, прочитав описание должности, оценив собственные способности, миллионы юношей и девушек наивно заполняют анкеты в электронном виде – и ждут чуда.

Но оно по каким-то странным причинам никак не наступает. В чем же дело? Во-первых, на каждую вакансию даже невысокого ранга подается несколько тысяч заявок. Зная систему изнутри, могу заверить, что отобрать среди них подходящего кандидата в принципе нереально. Что машине, что живым людям. И здесь бессмысленно рассуждать, какая кадровая система будет более, а какая – менее эффективной. Это невозможно изначально, и дальше все решает исключительно личностный фактор.

Однако подавшие документы в электронном виде в ООН или Всемирный банк обо всем этом не будут знать. Тем более о том, что их анкеты оценивает не человек, а компьютер. С программой поиска ключевых слов (наличие их или отсутствие), отдельных абзацев, которые должны быть в резюме (а какие не должны – так кто же вам скажет?).

Именно компьютер отсеивает так тысячи анкет просто потому, что где-то одно слово не так сопрягается с другим или вовсе отсутствует. Да, компьютер решит, попадаете ли вы в число 15–20 кандидатов, у которых все слова и фразы будут правильно, с точки зрения электронной системы, и в нужной форме упомянуты.

У соискательниц из «недопредставленных
стран» сегодня более выгодные позиции. 
Фото Reuters

Спрашивается: откуда же человек, не работающий в этой системе, может знать, что надо, а что не надо вписывать? Какие слова ловит компьютер, а какие – пропускает мимо «электронных ушей»? Никто не может знать подобного, если внутри организации у тебя нет знакомого, родственника или того, кто по каким-то причинам (а они могут быть разными – от денег до чувств личной привязанности) готов будет вам с этими хитростями помочь бороться.

Стоит учесть заранее: если у вас таких знакомых нет, то ждать положительный ответ теоретически можно, но разумнее понапрасну время не тратить. Ни на заполнение анкет, ни на ожидание, чтобы потом сильно не разочаровываться.

Теперь второй этап отбора: отсеченным компьютером на «повышенные шансы» дают письменный тест на пару страниц для раскрытия некой заданной темы. И тут – маленькая закавыка: как его можно успешно написать, не зная четких правил и основных запросов организации? Что в таком эссе надо изложить? Кто тебе это объяснит? Плюс, что естественно, носитель английского языка всегда будет иметь преимущества перед человеком, даже отлично владеющим английским со школы или языкового вуза.

А когда и этот тест завершен, оценен кем-то по только им известным критериям, то после еще одного отсева остаются только три счастливчика. В любой структуре ООН (так же работает Всемирный банк и его подразделения) всегда среди них должна быть одна женщина, а еще лучше – две. Зачем, что за дискриминация, спросите? Женщины, оказывается, недопредставлены в международных структурах. Ну и что из этого? А кто сказал, что это как-то может влиять на профессиональное содержание работы кандидата? Да никто – просто такие нынче «политические правила».

На финишном этапе из этой тройки начальник структуры или подразделения, куда идет кандидат, выбирает себе будущего подчиненного. Каким образом? Чисто по собственному желанию – или «по совету старших». То ли своего начальства, более высокого, чем он сам, то ли личных друзей и приятелей в самой организации. А может быть звонок на уровне президента или премьер-министра, министра иностранных дел страны, которую один из кандидатов представляет, и тогда именно такого соискателя возьмут на работу.

Все, что вы сейчас узнали, нигде не афишируется, но касается «почти обычных кандидатов», пытающихся попасть в международные структуры, что называется, «самоходом». А ведь там же существуют еще и квоты по странам (но во Всемирном банке их нет), которые жестко заполняются и контролируются самим государством через своих постоянных представителей. Заполняются эти вакансии не по вышеупомянутому конкурсу, а по близости к властям своей страны. И уже страна – точнее, ее руководство – решает, кто достоин занимать то или иное квотное место от нее. А это, как вы понимаете, может быть только высокопоставленный либо очень близкий к еще более высокопоставленным чиновникам человек. И уж никак не рядовой гражданин – даже сверхумный и талантливый.

Сама информация о том, что есть некая должность в той же ООН, куда ты хочешь попасть, иногда известна задолго до ее вывешивания на сайте организации. Как об этом узнать? Если внутри у тебя нет чиновника-приятеля – никак. Далее: именно такой человек может порекомендовать тебя тому, кто будет проводить собеседование, дать информацию о том, как надо писать эссе, что включать в него, какие важные слова из его текста ловит или пропускает компьютер. И на финише еще попытается сделать звонок тому, кто решает в конечном итоге твою судьбу, с просьбой «подойти к вопросу правильно».

А теперь ответьте: может таким будущим работником стать даже самый гениальный специалист со всеми своими знаниями, навыками и дипломами, если у него нет подобных знакомств? Ответ очевиден. Но таковы негласные и нигде не публикуемые «правила игры в международные организации». Где в силу созданной системы не может быть ни одного «просто» человека – на любом посту и в любой точке мира.

Поэтому если вас когда-нибудь очень уж заинтригует возможность работы в международных организациях, то романтика и относительно безбедное финансовое будущее, возможно, и случатся, но очень даже «потом». А скорее всего не случатся вовсе. Потому как вышеуказанная система создана для совсем других целей и с вполне объяснимыми впоследствии результатами ее деятельности. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий