Совет Федерации утвердил законопроект об обнулении предыдущих сроков путинского правления. Остается последняя и главная интрига – подпишет ли Путин этот закон. Страна, что называется, замерла, в нервном ожидании. А что, если нет? Ну вот вдруг совесть проснется, к примеру. Всякое ведь бывает… Хотя, конечно, прилет марсиан выглядят более вероятным.

Однако стоит вспомнить, что вообще-то обнуление в первоначальном виде заявленного «трансферта», который огласил Путин 15 января прошлого года, не предусматривалось. Оно возникло внезапно и настолько наспех, что никто уже не заботился ни о какой процедуре, прекрасно понимая, что послушный Конституционный суд подмахнет любое грубейшее нарушение Конституции. Хотя поправки в нее не могут вноситься в индивидуальном порядке депутатами, и никакие ссылки на письма трудящихся не делают такую процедуру законной.

Обнуление стало вынужденной и явно незапланированной реакцией на какие-то внутренние противоречия, сломавшие исходный сценарий трансферта. В его рамках планировалось полностью сломать нынешнюю систему балансов во власти и создать еще одну ее суперветвь – Госсовет с практически неограниченными полномочиями, стоящий над всеми прочими ветвями. В итоге баланс все-таки поломали, но с Госсоветом не вышло. Почему – вопрос интересный, но в данном случае уже неважный. Не вышло, значит, не вышло.

Именно поэтому пришлось спешно изобретать на коленке это обнуление – других вариантов застабилизировать порушенное равновесие уже не оставалось. Вряд ли Путин рассчитывал еще на два следующих срока, когда предлагал в январе реформу госуправления. Он, напротив, явно хотел уйти от формального поста, оставив за собой саму власть – но без утомительных рутинных обязанностей, вытекающих из наличия должности. Учитывая, как много берется из китайского опыта, хотел, видимо, стать российским Дэнсяопином, отошедшим от формальных должностей, но оставшимся абсолютным авторитетом для всей системы управления.

Правда, Дэнсяопин – это все-таки тот, кто занимался развитием Китая, и именно в рамках развития системы он остался «на контроле». Путин же и развитие – две вещи несовместные, а потому его трансферт носил все признаки карго-культа, более близкого к Испании Франко, чем к Китаю Дэнсяопина.

Но даже этого не получилось. Режим уже не в состоянии проводить не то что системные реформы, а и структурную настройку. Деградация настолько катастрофична, что вполне рабочий проект уже не под силу системе управления режима. Он, конечно, еще может имитировать бодрость и создавать впечатление, что все идет как надо, но это иллюзия.

И обнуление – верный признак такого катастрофического положения дел.

 

Эль Мюрид 
 

 

Источник: publizist.ru

Добавить комментарий