В Гуманитарном университете профсоюзов возмущены произволом чиновников. Фото сайта www.gup.ru

Даже в самые «лихие» времена истории, подобные этой, были невозможны. Но крепкие, спортивные парни в кроссовках и штанах с лампасами давно отстранены от имущественных вопросов. Теперь все иначе. Перераспределение собственности стало привилегией чиновничества.

В Петербурге серьезные вопросы решаются иначе. Хотите получить лакомый участок земли не дорого? Судя по тому, как развивались события в нашем случае, видимо, можно обратиться в Комитет по государственному контролю и охране памятников при правительстве города (КГИОП), к его председателю Сергею Макарову. Сотрудники ведомства посмотрят, нет ли на желанной территории какого-либо старого сарая. Если найдут, закажут нужную экспертизу. И не уведомляя владельца внесут сооружение в реестр памятников, охраняемых государством. Потом начнут штрафовать обалдевшего собственника.

Может случиться, что ко времени провозглашения сарая памятником он окончательно разрушится, а остатки будут растащены соседями на дрова. Тогда владельца участка обвинят в демонтаже и заставят восстанавливать фэйковый «шедевр», а в случае несогласия обложат сумасшедшими штрафами.

Если сарай владельцу бесполезен, видимо, предложат продать землю по бросовой цене: «Кто же заплатит большие деньги за участок с обременением?». Не трудно предположить, что новый счастливый собственник быстро выявит истинную историческую значимость остатков «памятника». Тогда будет проведена новая экспертиза, которая станет основанием для снятия объекта с госконтроля.

Фантастика, спросит изумленный читатель? – Да нет, реальность. Именно по этой схеме чиновники уже несколько лет оказывают давление на Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов – замечательный вуз, с которым неразрывно связана наша жизнь.
Вот факты. В июле 2014 г. прокуратура Выборгского района Петербурга вместе с КГИОП обратились в суд Фрунзенского района с иском об обязании СПбГУП оформить охранное обязательство относительно объекта культурного наследия, расположенного в микрорайоне «Шувалово – Озерки».

В университете иску удивились. В вузе, созданном в 1926 году, с уважением относятся к своей истории. И знают, что профсоюзы города на членские взносы купили в 1934 году у разорившегося нэпмана К.Т. Лобова барак, где ранее проживали его работники. По документам строение было введено в эксплуатацию в 1917 году, а потом многократно перестраивалось. Профсоюзы передали здание своему вузу, но с 80-х годов войти в барак было невозможно. Ни современного отопления, ни туалетов. Все прогнило. Использовали лишь участок для массовых выездов студентов на дни здоровья. А когда вуз накопил денег на строительство современного здания, пришли чиновники.

Основанием для их притязаний стало включение в 2001 году дома с подобным адресом в «Перечень выявленных объектов, представляющих историческую или культурную ценность». Однако у университета на руках было госсвидетельство о профсоюзной собственности, полученное с учетом современных правил в 2013 г., с четким обозначением «отсутствия обременений».

Но, главное, госорганы не могли доказать, что в списке архитектурных сокровищ – именно это здание. Там фигурировал адрес: Береговая, д. 4 (Восточный корпус). А университетский объект расположен по адресу: ул. Береговая, д. 4, литера А. Казалось бы, разница минимальна. Если не учесть, что в Петербурге имеется 8 улиц с наименованием «Береговая», на них 9 домов под номером четыре. Только в одном Выборгском районе таких домов 6.

К тому же, чиновники утверждали, что речь идет не о бараке, а о памятнике русского деревянного зодчества, построенном купцом К.И. Ланге в 1877 – 1879 годах. Реальных доказательств не было никаких. В итоге истцы отозвали иск из суда.

В письме прокурора Выборгского района А.С.Мещерского от 05.12.2014 № 8/14 сказано: «В ходе судебного разбирательства установлено несоответствие адреса ответчика в приказе КГИОП № 15 от 20.02.2001 и в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, в связи с чем, отказываюсь от исковых требований и прошу производство по гражданскому делу прекратить». В определении суда отмечено, что: «представитель КГИОП в судебное заседание явился, не возражал против удовлетворения заявленного ходатайства». Решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу.

Как потом выяснилось, отказ по сути носил притворный характер. В 2016 году свет божий увидела экспертиза, выполненная по заказу чиновников, якобы, в 2014 году. И, судя по документам, за один день (!!!).

Эксперт, заметим, человек уважаемый. Но времени на работу ему отвели явно недостаточно. Как вскоре сможет убедиться любой желающий (СПбГУП готовит документы к публикации), экспертом не было найдено ни одного факта, подтверждающего версию о памятнике XIX века. Он, возможно, просто переписал не привязанные к конкретному объекту исторические рассуждения о постройках, которые существовали где-то в данном пригороде Петербурга, и сопроводил туманную справку своими догадками.

Университет снова начали таскать по судам. И здесь вузу пришлось не сладко. Не будем описывать все перипетии борьбы профессуры за студенческую базу. Скажем только, что на адвокатов, экспертизы, суды и штрафы ушло более 8 миллионов рублей, которые, как теперь выяснилось, можно было с чистой совестью потратить на книги и компьютеры для студентов.
Университет – учреждение научное. Докторов и кандидатов наук – сотни. И каких: искусствоведы, историки, юристы и т.д. А культурологическая школа СПбГУП давно пользуется мировой известностью. В соответствии с обязанностями, возложенными законом, университет организовал цикл экспертиз, к которым привлек профессионалов экстра-класса.

Первая же из них, проведенная маститым ученым-историком, показала, что ни в одном из соответствующих госархивов нет никаких сведений о данном объекте. Зато нашелся ряд карт местности периода с 1879 по 1915 годы. Следующая экспертиза была проведена Московским государственным университетом геодезии и картографии. Специалисты высокоточными методами совместили со старинными картами полученные космической съемкой координаты фундамента, оставшегося от объекта. Оказалось, что сегодняшнего фундамента на архивных картах не существует до 1915 года включительно.

Далее другими сертифицированными специалистами была проведена строительная экспертиза. Результаты однозначны. Фундамент объекта создан из заводского кирпича советского периода. Причем – разных партий. То есть, судя по всему, из остатков фундаментов других зданий советской постройки. По фундаменту и бревнам сохранившегося каркаса можно твердо говорить о приемах строительства советского времени. О том же свидетельствуют и другие использованные материалы – рубероид, гвозди и прочее.

Русским музеем проведены исследования пяти слоев лакокрасочного покрытия деревянной резьбы, украшавшей здание. Самый нижний слой нельзя датировать ранее второго-третьего десятилетий ХХ века. – Вот и весь разговор о памятнике XIX века…

Конечно, и в ХХ веке творцы создали немало шедевров. Только сгнивший барак трудно отнести к их числу. По оценке архитектурных специалистов с мировой известностью речь идет об образце типового строительства 20-х годов по технологиям быстрой застройки пригородных рабочих поселков. Барак слегка приукрашен с помощью вульгарных декоративных элементов и не представляет никакой историко-культурной ценности.

В итоге возникает вопрос: как посреди Петербурга чиновникам позволяется создать на бумаге мифический памятник культуры и под предлогом его охраны выживать с купленного на средства членов профсоюзов объекта студенческую спортивную базу?

Куда смотрят министр культуры, губернатор, суды, прокуратура и прочие властные персоны? Ведь и после полного прояснения фактической стороны дела активность подчиненных Макарова, как кажется, не остановилась. За исключение разрушившегося барака из государственного перечня памятников уже выступили и Секция памятников деревянной архитектуры и музеев деревянного зодчества Научно-методического совета по культурному наследию при Министерстве культуры РФ, и осуществившая официальную экспертизу группа ведущих специалистов страны, возглавляемая руководителем Секции И.Г. Семеновой.

Казалось бы, чиновники должны исправить ошибку без разговоров. Но неутомимый Макаров активничает за кулисами, использует огромные полномочия надзорного ведомства, официально представляет в судебные органы информацию, которую опровергают эксперты, гнет свое. Заметим, речь идет о том самом ведомстве, сотрудники которого с невероятной легкостью сняли госохрану с десятков, если не сотен реальных памятников в Петербурге. Интересное дело: на многие настоящие памятники в стране денег не хватает, а здесь – потемкинский объект воздвигать надо (?!!). Кому надо, в чьих интересах?

Авторы этого письма в своей жизни многое повидали. От фашистской оккупации до произвола парткомов. Жизненный опыт позволяет понять, что происходит. По нашему мнению, чиновничество на сегодня складывается в стране в особо вредный класс, все чаще ставящий интересы своей корпорации выше государственных. Если только не получит иное указание «сверху».

Похоже, для правильного решения любого вопроса его должен курировать лично Путин. Получается, что Владимир Владимирович уже обязан всеми сараями в стране заниматься. Недели не проходит, чтобы президент не обратился к чиновникам с требованием «быть людьми», «вести себя по-человечески». А те не слышат. Думаем, дело не в слухе, а в совести.

Как-то Владимир Путин предлагал одному недобросовестному олигарху доктора послать. Может быть, и с чиновниками так пора? А если докторов на всех не хватит, таблетки специальные изобрести, чтобы совесть начальников стимулировали, иммунитет от жадности поддерживали.
Ведь если болезнь будет развиваться такими темпами, вскоре и руководить им будет нечем. Большие проблемы с гнилыми людьми на серьезных должностях становятся уже нестерпимыми. Ущерб стране от чиновничьего своекорыстия выходит за все мыслимые пределы практически во всех сферах жизнедеятельности.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий