Новолесной переулок в Тверском районе Москвы когда-то – в 1922-1925 годах – назывался Кудеяровским.

«В честь знаменитого разбойника», решил краевед Петр Васильевич Сытин. В 1922 году такие темы были актуальны: классовая борьба… Увы! Все оказалось проще и скучнее: домами в переулке владели двое Кудеяровых. Улицы называли по фамилиям домовладельцев даже в 20-х годах, это было принято. А называть улицы именами литературных персонажей – нет.

А все-таки жаль, что в Москве нет улицы Добрыни Никитича, Кощея или Айболита… Жизнь была б немного веселее! Вот в Петербурге есть Бармалеева улица, но в этом случае топоним первичен, а герой сказок Чуковского – вторичен…

Впрочем… не все так плохо. В правилах бывают исключения. В Москве я насчитал целых четыре современных улицы с литературными корнями. И один пруд.

 

 

Бедная Лиза на картине Кипренского, 1827 год (Public Domain, Wikimedia)

К югу от Москвы, недалеко от Симонова монастыря, был пруд, вырытый, по легенде, Сергием Радонежским. Через четыре века Карамзин утопил в нем свою бедную героиню. Когда «Бедная Лиза» была опубликована, началось настоящее паломничество сентиментальных москвичей и москвичек к пруду. Кто-то пробовал повторить лизин подвиг… Тогда какой-то добрый человек вырезал на дереве надпись:

Здесь бросилася в пруд Эрастова невеста.

Топитесь, девушки: в пруду довольно места.

После чего, как говорят, волна самоубийств пошла на спад.

Пруд, разумеется, стал Лизиным. Потом здесь появились Лизин тупик, Лизина площадь и даже железнодорожная станция Лизино. Увы! Ничего не сохранилось до наших дней.

 

 

Симонов монастырь и Лизин пруд. Литография 1840-х (Public Domain, Wikimedia)

В 1920-е годы Лизин пруд был загажен, а в начале 1930-х – засыпан. На его месте построили фабрику-кухню завода «Динамо». Народ прозвал эту фабрику-кухню Лизина косточка.

Тупик, площадь и станция исчезли к середине XX века. Однако в наше время Лизин пруд – вновь появился! Он находится в парке Тюфелева роща в полутора километрах от настоящего пруда. Говорят, в нем теперь не топятся, а купаются.

Две улицы в Москве, связанные с литературными персонажами, получили эти имена только в 1965 году.

Улица Павла Корчагина в Алексеевском районе, названная в честь главного героя книги «Как закалялась сталь», прежде носила неблагозвучное имя Мазутный проезд.

Тимуровская улица в Царицыно была названа, строго говоря, не в честь героя книги «Тимур и его команда», а в честь пионерского движения тимуровцев, которое появилось после публикации повести.

 

 

«Тимур и его команда», 1940. Кадр из фильма

Еще одна улица с литературными корнями – Малахитовая(в Ростокино), названная в 1967 году в честь книги Павла Бажова «Малахитовая шкатулка». Кстати, улица Бажова пересекает Малахитовую.

На востоке Москвы, в Гольяново, есть улица, названная в честь песни – Бирюсинка (1965 год). В песне Ошанина и Колмановского, популярной в 60-е, лирический герой едет в тайгу на берег реки Бирюса, влюбляется в местную девушку и спрашивает себя:

«То ль ее везти мне в город,

То ль в тайге остаться мне?»

Похоже, герой все-таки привез таежную жительницу в Москву, на улицу Бирюсинка.

Таков небогатый набор литературных топонимов Москвы… по-моему, с Лизиным прудом ничего не сравнится. Жалко, что его засыпали!

 

 

Лизин пруд на карте 1838 года (Public Domain, Wikimedia)

Источник: zen.yandex.ru

Добавить комментарий