Многие мигранты пока не могут уехать на родину.
Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Правозащитная организация «Гражданское содействие» подготовила для МВД отчет о положении иностранцев, по-прежнему находящихся в центрах временного содержания (ЦВСИГ). Правозащитники пожаловались, что, несмотря на временный запрет на выдворение, миграционные службы продолжают ходатайствовать о депортации мигрантов из РФ, а суды выносят решения об их заключении под стражу.

Эксперты жалуются на отсутствие единообразия в подходах: в одних регионах людей довольно активно выпускают из ЦВСИГ, в других – продолжают держать за колючей проволокой. Правозащитники считают, что заключение мигрантов лишено смысла, пока нет возможности массово вернуть их на родину. Особенно с учетом того, что в таких учреждениях чаще всего оказываются люди, совершившие мелкие правонарушения, наподобие парковки в неположенном месте.

В условиях пандемии, напоминают активисты, обитатели ЦВСИГ находятся в более уязвимом положении: во-первых, эти центры запросто могут стать рассадником инфекционных заболеваний, а адекватного лечения там нет. Во-вторых, сейчас туда привозят и заключенных-иностранцев, у которых закончился срок отсидки, и они «начинают выстраивать в этих центрах тюремные отношения: создается общак, возникает иерархия».

Дело в том, что на депортацию сейчас направляют практически всех мигрантов, отбывших наказание в пенитенциарной системе, причем территориальные миграционные органы выносят такие решения автоматически: отсидевших срок задерживают прямо на пороге колонии и везут в ЦВСИГ для депортации. Крайне редко таких людей оставляют на свободе, даже если в России у них есть семья, говорят эксперты.

Как полагают в «Гражданском содействии», «теоретически сотрудники системы наказания обязаны заранее запросить страну гражданства осужденного и подготовить его документы к высылке на родину. Однако этот порядок редко соблюдается. В итоге люди надолго застревают в новом месте заключения».

Есть и другая проблема – иногда сложно определить гражданство бывших граждан Советского Союза. Бывшие республики не хотят принимать и не признают оступившихся граждан своими. Многие из этих людей утратили документы и остались лицами без гражданства. «Всех их из колонии свозят в ЦВСИГ», – жалуются правозащитники.

Вместе с тем в отчете говорится, что периодический судебный контроль за основаниями и сроками пребывания в этих учреждениях отсутствует. Даже если суды выносят положительные решения в пользу иностранцев, автоматически из спеццентров людей не освобождают. Для рассмотрения дела об освобождении нужно, чтобы его сперва инициировал либо сам сиделец, либо его адвокат. Но во многих регионах встречи с юристами были приостановлены, что усложнило оказание мигрантам квалифицированной юрпомощи.

В документе сказано, что после указа президента, фактически устанавливающего с 15 марта мораторий на принятие решений о выдворении иностранцев, «руководство миграционных управлений МВД во многих областях стали принимать еще более активные меры по отправке мигрантов из ЦВСИГ на родину». Но экспертов возмутила нерасторопность судебных приставов даже в тех случаях, когда мигранты хотели самостоятельно оплатить свое выдворение из страны. «В связи с этим в ЦВСИГ Смоленской области десятки человек объявили голодовку», – отмечает «Гражданское содействие».

При этом миграционные органы, несмотря на прямой запрет, продолжают выходить в суды с ходатайствами о депортации иностранцев, а судьи их автоматически удовлетворяют. Кроме того, судьи отказывают мигрантам в освобождении из центров, мотивируя свои решения якобы тем, что «действуют по закону, который выше любых указов». В кулуарах юристам даже говорят фразу: «Указ есть, а указаний не было». «Такая правовая позиция может показаться вполне резонной. Однако судья всегда может смягчить положение подсудимого, тем более привлекаемого к административной ответственности, учитывая особые обстоятельства», – говорят правозащитники.

Вместе с тем юристы на местах рассказывают об известных им случаях, когда выдворяемых заставляли за свой счет или за деньги их родственников делать ремонт в ЦВСИГ – менять сантехнику, красить стены, покупать плинтуса. Что на практике, по их словам, даже привело к росту побегов из этих мест. Общественники также сообщали, что в ЦВСИГ Тверской области людей продолжали помещать и во время карантина. А в Волгограде, с их слов, даже при наличии заболеваний коронавирусом, выявленных в колонии, из нее привозили людей, которых планировалось депортировать.

Вместе с тем активистов не меньше заботит судьба мигрантов, которые, несмотря на жесткие условия, не хотят покидать стены ЦВСИГ, поскольку им некуда больше идти. Непонятно, что будет с этими людьми, если судьи, не вникая в ситуацию конкретного человека, начнут штамповать решения об освобождении. Тогда многие мигранты в случае освобождения окажутся на улице без денег и документов, что может повлиять на криминальную ситуацию в регионах. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий