Продолжатся ли протесты в Белоруссии

  Верным путем идёт товарищ Лукашенко. Годы корпения над трудами классиков марксизма-ленинизма — первой политической работой Александра Григорьевича была должность замполита танковой роты — не прошли даром. Фактическая высылка из страны Светланы Тихановской живо напомнила картины насильственной эмиграции, практиковавшейся в годы советской власти.СВЕТЛАНА ТИХАНОВСКАЯ ПО БУМАЖКЕ ЗАЧИТЫВАЕТ СВОЕ ОБРАЩЕНИЕ.ФОТО: КАДР ИЗ ВИДЕО

  Тихановская — в Литве. Уже после отъезда был обнародован видеоролик, в котором кандидат в президенты, монотонно читая по бумажке, с помертвевшим, застывшим лицом призвала белорусов «к благоразумию и уважению закона» и попросила «не противостоять милиции, не выходить на площади». Речь сильно смахивала на выступление заложника, транслирующего требования террористов. И, судя по всему, таковым и являлась.

   В своём видеообращении, сделанном уже после пересечения границы, Тихановская выглядит более живой, но не менее потерянной. Говорит, что решение об эмиграции приняла самостоятельно:

«Ни друзья, ни родные, ни штаб, ни Сергей (муж Тихановской, находящийся в заключении. — «МК») никоим образом на него не могли повлиять».

 Примечательно, однако, что в этом ряду нет белорусских властей.

  Обо всех обстоятельствах отъезда мы узнаем, наверное, еще не скоро. Но понятно, что Тихановскую сломали. Быстро и жестоко. Еще в понедельник днём об эмиграции не было и речи.

«Страну покидать я не собираюсь», — заявила Тихановская на своей послевыборной пресс-конференции.

  Но после этого она отправилась в Центризбирком — подавать жалобу. И перестала выходить на связь. Ну а после многочасового молчания выяснилось, что она находится уже за пределами страны.

  По утверждению ее штаба, Тихановскую доставили к границе белорусские власти.

«У Светланы не было выбора, — пояснила доверенное лицо Тихановской Ольга Ковалькова. — Важно, что она на свободе и жива. Они уехали вместе с Марией Мороз. Однако в заложниках продолжает находиться часть команды Светланы».

  По этой версии, именно вынужденная эмиграция позволила освободить Мороз, начальника штаба Тихановской, задержанную накануне выборов. Но дело, по всей видимости, не только в Мороз. Тихановская хоть и не говорит прямо, что заставило ее покинуть страну, но делает столь прозрачный намек, что умному, как говорится, вполне достаточно.

  «Я знаю, что многие меня поймут, многие меня осудят, — заявила она. — А многие и возненавидят. Но, знаете, не дай бог, оказаться перед таким выбором, перед которым оказалась я… Дети — это самое важное, что есть в нашей жизни».

  Если вопрос действительно стоял так — или жизнь и здоровье детей (у Тихановских их двое: дочери четыре года, мальчику — 10), или политическая активность, — то осуждать Светлану действительно трудно. Лукашенко сделал своему главному сопернику на якобы выигранных им выборах предложение, от которого невозможно отказаться.

   Ничего нового в такой практике, как уже сказано выше, нет. Она была в ходу еще на заре советской власти. Самой, пожалуй, масштабной операцией такого рода была высылка из советской России более 160 представителей оппозиционно настроенной интеллигенции, случившаяся в 1922 году и вошедшая в историю под названием «Философский пароход». Хотя пароходов на самом деле было несколько.

  Смысл её ярче и точнее всех выразил Лев Троцкий, находившийся тогда в зените своей политической славы: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно». Вскоре, правда, настали другие времена. Поводы для расстрела находились столь легко, что нужда в высылке на чужбину «врагов народа» совершенно отпала. А те, кто был выслан до этого, стали восприниматься не репрессированными, а счастливцами.

  Но затем советская власть подобрела и вернулась к практике отлучения от родины тех, кого «терпеть было невозможно». Масштабы, правда, были уже не те, не «пароходные». Но примеров тоже достаточно много. И каких примеров! Солженицын, Бродский, Войнович, Буковский, Алексеева, Ростропович и Вишневская…

  Собственно, высылку Тихановской тоже в какой-то мере можно считать шагом вперед по пути к цивилизации. Ведь могла бы просто исчезнуть без следа, как это случилось со многими из оппонентов Батьки. Вряд ли, однако, Лукашенко отказался от испытанного метода решения проблем из соображений гуманизма. Просто живая, но сломленная Тихановская для него более безопасна, чем Тихановская мертвая.

Мёртвая могла бы, чего доброго, еще больше разжечь страсти. Куда как удобней сейчас: живая в буквальном, физическом смысле, но мертвая в политическом. Что может быть лучше для власти, когда сам лидер протестного движения подписывает капитуляцию и призывает прекратить сопротивление? Все, игра сделана. Можно расходиться по домам. До новых встреч и до новых выборов.

  Логика вроде бы железная. Но только не в случае нынешней Белоруссии. Тихановская — не политический лидер в привычном смысле этого слова. Кандидатом объединенной оппозиции ее, по сути, сделал сам Лукашенко, отстранивший от выборов всех сильных, популярных выдвиженцев. В том числе ее мужа. Ее саму отстранять не стали, решив, видимо, что домохозяйка, сколь бы отчаянной она ни была, всего лишь домохозяйка. Кто за бабу-дуру пойдет голосовать?

  Но просчитались. Голосовали не за домохозяйку. Голосовали против Лукашенко. Он, а не Тихановская основной возмутитель спокойствия в сегодняшней Белоруссии, главный триггер протестов. И, в отличие от Тихановской, он никуда не делся. Пока.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий