Китайцы переосмысливают идеи основоположников коммунизма | статьи на inet-moll

В КНР учения Маркса–Энгельса и теперь живее всех живых. Фото Reuters

В Пекине состоялся Третий всемирный конгресс по марксизму. Проходивший в формате онлайн и офлайн в столичном университете, он собрал более 60 участников из более чем 20 стран и регионов. Гости из России там были, но представителей КПРФ среди них не оказалось. Главное внимание ученые уделили тому, какое практическое применение марксизм нашел в Китае. Вывод состоит в том, что именно КНР, используя это учение, сумела победить крайнюю бедность и создать государство с сильной экономикой. Для ряда развивающихся стран этот опыт кажется привлекательным. Но, как подчеркивают эксперты, китайская модель предполагает отсутствие свободы прессы, независимых судов и других демократических институтов.

Среди десятков участников мероприятия были и посланцы из РФ. По сообщению китайской стороны в дискуссии участвовали два российских профессора МГУ – Кайсын Хубиев и Александр Бузгалин. Последний не только ученый, но и член ЦК КПСС в 1990–1991 годах. В международном отделе КПРФ «НГ» заявили, что от партии на мероприятие никто не поехал, отметив, что такая же ситуация была и на праздновании 100-летия КПК. Причина – закрытие границы с Китаем. «Однако КПК, несомненно, является дружественной нам партией, за событиями на конгрессе мы следим», – сказала «НГ» специалист отдела Яна Рогова.

Как видно из сообщения агентства «Синьхуа», конференция ученых-марксистов стала логическим продолжением торжественных мероприятий в честь 100-летия Коммунистической партии Китая, которые прошли в конце прошлого и начале нынешнего месяца. Фигура Маркса и его учение пользуются определенным пиететом среди многих исследователей даже на Западе. А что уж говорить о стране, которой руководит партия, сохранившая в своих основополагающих документах многие марксистские постулаты.

Ораторы, правда, не утверждали, как Ленин, что учение Маркса всесильно. Но они, словно наперебой, доказывали, что оно актуально в наши дни, так как глубоко раскрывает объективные законы развития человеческого общества и дает ответ на вопрос, куда это общество движется. Прошло более полутора веков после публикации работ классика. А они остаются злободневными и «представляют собой вершину развития человеческой мысли и знания», сказал Ли И, вице-президент Партийной школы ЦК КПК. Другие китайские докладчики рассказали о распространении марксизма в Китае, о китайском опыте модернизации, о том, как КПК омолодила китайскую нацию.

Зарубежные ораторы тоже не скупились на высокие оценки китайской модели развития. По словам Андреа Каталоне, главного редактора итальянского коммунистического журнала Marx Ventuno, китайские коммунисты обладают даром предвидения, они составляют планы, которые ориентированы на благо человечества.

В беседе с «НГ» Александр Ломанов, заместитель директора ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, отметил: «Фактически марксизм составляет 1/6 от официального учения КПК. Посчитаем. Первая его часть – это марксизм-ленинизм, с которого все начиналось. Второе – идеи Мао Цзэдуна. Далее при каждом поколении руководства вписываются в устав, учебники теории официальные дополнения. За Мао следует теория Дэн Сяопина. Имеются в виду открытость, реформы, рыночная экономика – то, что было сделано в 80-х – начале 90-х годов. Затем идут «важные идеи тройного представительства» Цзян Цзэминя. Эта формулировка позволила заявить, что предприниматели – не чуждый элемент, а участники строительства социализма с китайской спецификой.

Пятый руководитель Ху Цзиньтао. Его идея – не допускать большого имущественного неравенства, заботиться об экологии. Шестая составляющая китайского марксизма – указания Си Цзиньпина, возрождение великой китайской нации. Ставится задача к 100-летию КНР превратить ее в могущественное государство. Китай уже разбогател, главное теперь – стать сильными».

Что касается Ленина и Сталина, то они на втором плане китайской пропаганды. Ленин был очень важен для Дэн Сяопина во время перехода к рынку, пояснил эксперт. Тогда было очень популярно вспоминать ленинский НЭП. Дэн Сяопин говорил: в Советском Союзе был правильный НЭП. Потом в СССР от него отказались, и потому у них так плохо. А после того, как Китай внедрил рыночные реформы, ушел далеко вперед, ленинский опыт бесповоротно утратил свое значение. А Сталина вспоминают по поводу мобилизационной модели индустриализации, победы в войне.

Дебаты о том, что представляют собой китайский марксизм и китайская модель развития, приобрели в последнее время резонанс и в межгосударственных отношениях. Администрация президента США Джозефа Байдена все чаще утверждает, что Китай хочет навязать свою модель миру. Пекин отвергает это обвинение. Джордж Магнус, сотрудник Китайского центра в Оксфордском университете, согласен, что КНР не собирается экспортировать свою модель. Но он хочет с ее помощью привлечь на свою сторону развивающиеся и даже некоторые развитые страны, такие как Греция. Однако те, кто клюнет на эту приманку, не должны забывать, что китайский путь означает отказ от свободы прессы, независимых судов и других атрибутов демократии. 

Источник: ng.ru

Author: admin

Добавить комментарий