Как я научился плавать

Был такой пароход в Советском Союзе — «Адмирал Нахимов». Трагическую историю его гибели наверное все знают. Это был трофейный германский пароход постройки 1925 года. После ремонта ходил вдоль побережья Чёрного моря. Как круизно-пассажирский. Если кто-то хочет прочесть его историю — легко найти с помощью любого поисковика.

Но я, как обычно, не об этом. А о себе.

Я родился в Севастополе, но в 1960 году отца перевели по новому месту службы и мы уехали оттуда навсегда. Как казалось. 

Но году где-то в 1965 отца послали в командировку в Севастополь. Летом. А у мамы был в это время отпуск. Она учительница. А у меня — каникулы. И он взял нас с собой. 

Остановились мы в квартире знакомых на Северной стороне. Они уехали в отпуск к родственникам. Папа ходил на службу. Мы с мамой на пляж Учкуевка. Так прошла неделя. 

И вот возращается папа вечером и показывает нам с мамой какую-то красивую открытку.

Оказывается он купил билет на пароход «Адмирал Нахимов» на всех нас троих. Вот только садиться на него надо было в Ялте. Куда мы благополучно добрались на автобусе.

Погрузились на борт. Подробностей не помню. Помню только, что каюта наша 3-го класса была в глубине парохода. В самой середине. Без иллюминаторов и, как оказалось, практически без вентиляции. Размером с купе проводников в поездах.

Сейчас представляю, что во время крушения выбраться оттуда было практически невозможно. 

Но мне житейские трудности были неинтересны. Гораздо больше привлекали внимание прогулочные палубы с видом на морской горизонт, дым из труб, возможность посмотреть на работу паровых машин через открытые иллюминаторы машинных отделений. 

Мой отец в конце войны ходил курсантом на паровых кораблях и многое мог мне интересно порассказывать о пароходах и службе на них. 

На пароходе были шикарные по тем временам интерьеры — дуб, бронза, медь, хрусталь, витражи, барельефы. Подробности не помню.

А вот запомнилось мне то, что на корме парохода был бассейн. Я вообще такое увидел в первый раз в жизни. Небольшой, наверное метра 4х4. Выложенный белым кафелем. Вокруг — шезлонги. На них вальяжатся отдыхающие. Висят плакаты — «В бассейн не прыгать!».

Но всё равно мальчишки моего возраста сигают. Их вылавливает матрос. И ведёт с выговором к родителям.

Ну вот. Освободился один лежак. Папа с мамой сели на него загорать. А я, улучив момент, когда матрос отводил очередного прыгуна на разбор полёта, сиганул в бассейн.

О том, что не умею плавать, вспомнил уже в воде. До дна ногами я не достал. Я ведь и подумать не мог, что дно у бассейна с одной стороны очень мелкое — метр наверное, зато с другой гномам с головой.

Да. Тонуть мне совсем не хотелось. Замолотил руками и ногами. Мгновенно нахлебался воды. 

НО! Беспощадно борясь за жизнь почувствовал, что работает закон Архимеда и меня, костлявую буратину, молотящую конечностями, постепенно тянет к борту бассейна. Вот я и у поручня. Вцепился. 

Странно, что никто из взрослых вокруг не понял, что я так тонул, а не плыл.

Для того, чтобы выйти из бассейна нужно было отпустить поручень проплыть метр-полтора до трапа.

Я решился и на это. Только грёб уже не так истерично. И проплыл!

Пусть метр, но на глубине и сам!

Вылез, кашляя пришёл к родителям. Мама вытерла полотенцем. Я обсох. И в следующий раз в бассейн пошли с папой. И на мели я ему показал, как плаваю.

Он страшно удивился и похвалил.

Вот так я научился плавать. Точнее — не бояться воды.

А потом, уже осенью я записался в бассейн, где научился плавать стильно и прыгать с вышки. Заметьте — бесплатно!

Вот такая история про пароход.

Да, сошли мы на берег в Сухуми через двое или трое суток. Не помню. Пароход делал несколько дневных стоянок потому, что.

 

из архива

Источник: newsland.com

Добавить комментарий