Фото Reuters

В то время как польский президент Анджей Дуда в Киеве заверял коллегу Владимира Зеленского, что «двери в Европейский союз должны оставаться открытыми и мы решительно поддерживаем стремление Украины в него вступить», в Варшаве заговорили о том, что Брюссель может захлопнуть двери перед самой Польшей.

Шуму наделало интервью Ярослава Качиньского Gazeta Polska Codziennie – главному рупору партии власти «Закон и справедливость» (ЗиС). С недавних пор ее лидер стал вице-премьером с большими полномочиями подвергшегося реконструкции правительства. И теперь его публичные высказывания воспринимаются прежде всего как государственные, а потом уже партийные декларации. Речь зашла о намерениях ЕС распределять бюджетное финансирование в зависимости от соблюдения верховенства закона. У еврочиновников больше всего претензий как раз к Польше. В Варшаве это понимают как «навязывание своих ценностей и прямое подчинение ЕС».

Чтобы понять, в чем заключается спор с Евросоюзом, Качиньский привел пример ПНР. «Так вот с точки зрения коммунистического образца, то есть Советского Союза, существование личных фермерских хозяйств было неслыханно, однако в ПНР они существовали. Действия Католической церкви тоже были неприемлемы, тем не менее в народной Польше церковь действовала, хотя, конечно, ее преследовали и жестоко угнетали. То есть даже в условиях коммунизма определенные сферы человеческой свободы, возможность выбора были защищены. Польша, конечно, была полностью подчинена Москве, но определенная обособленность все же сохранялась», – рассудил Качиньский.

А что же в ЕС? «Сегодня институты Европейского союза, его всякого рода чиновники, какие-то политики, которых поляки никогда никуда не выбирали, требуют от нас, чтобы мы верифицировали всю нашу культуру, отвергли все, что для нас архиважно, потому что им так нравится… Это противоречит нашей декларации о культурном суверенитете, принятой Сеймом до вступления в ЕС. Мы будем защищать нашу идентичность, нашу свободу, суверенитет любой ценой. Мы не позволим себе терроризировать нас деньгами. Наш ответ на эти действия будет ясен: нет», – сказал вице-премьер.

На вопрос, наложит ли Варшава вето на бюджет и «коронафонд» ЕС, он ответил: «Будет вето. Если угрозы и шантаж будут сохранены, то мы будем твердо отстаивать жизненно важные интересы Польши. Мы будем действовать против любого, кто будет нас к чему-либо принуждать». Для большей убедительности Качиньский даже применил формулу категорического отказа: Non possumus.

Лидер оппозиционной «Гражданской платформы» (ГП) Борис Будка незамедлительно заявил, что Качиньский берет курс на вывод Польши из ЕС. По его словам, председатель ЗиС является «антиевросоюзным человеком», не понимает сути Евросоюза и прежде всего действует вопреки интересам поляков, подавляющее большинство которых выступают за членство в ЕС. «Слова Качиньского можно рассматривать как его личное мнение, но он стал вице-премьером, и поэтому подобные угрозы очень серьезны. Надеюсь, что решительная реакция общественности не позволит Качиньскому вывести Польшу из ЕС», – уверен глава ГП.

Интервью лидера ЗиС сразу же заметили и за границей. «Никто никого не шантажирует, господин Качиньский», – откликнулся лидер Европейской народной партии (ЕНП) в Европарламенте Манфред Вебер на угрозу наложить вето на бюджет ЕС. «Граждане во всей Европе обеспокоены верховенством закона и не хотят, чтобы их налоги поддерживали правительства, которые подрывают независимость судебной власти или свободу СМИ. Чего вы боитесь?» – обратился он к Качиньскому в Twitter.

Свое мнение высказал и глава ЕНП Дональд Туск: «Вице-премьер Качиньский объявляет, что готов заблокировать помощь ЕС для Польши, чтобы и дальше безнаказанно нарушать законность».

Rzeczpospolita считает, что Качиньский своими заявлениями подлил масла в огонь и без того напряженных переговоров, касающихся выплат из общего Фонда восстановления экономик после пандемии. Речь о распределении 750 млрд евро пожертвований и кредитов фонда, которое связано с соблюдением принципов законности. С таким предложением выступила Еврокомиссия, но оно не было принято всеми 27 странами ЕС. «Соглашение, которое включает не только Фонд восстановления, но и «нормальный» бюджет ЕС на период 2021–2027 (1,7 трлн евро, самый большой финансовый пакет в истории Евросоюза), а также введение новых, автономных источников финансирования, должно быть утверждено не только на ассамблее в Страсбурге и Советом ЕС, но и парламентами всех 27 стран. Угрозу отклонения соглашения озвучил сначала Виктор Орбан, теперь Ярослав Качиньский», – обращает внимание газета.

Спор о верховенстве закона разразился неделю назад в Брюсселе, где представители Европарламента прервали переговоры с представляющей Совет ЕС Германией. Хотя переговоры возобновились в понедельник, но эксперты считают, что их прорыв на саммите ЕС 15–16 октября вряд ли возможен. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий