Максиму Вашье-Лаграву и Яну Непомнящему удалось стать лидерами первого круга турнирной гонки. Фото с сайта www.fide.сom

До самого последнего времени могло казаться, что шахматы (в силу своей особой специфики) смогут хотя бы частично избежать того погрома, которому коронавирус подверг календарь мировых, европейских и национальных соревнований во всех самых престижных и почитаемых видах спорта. Косвенным свидетельством этого «иммунитета» стал открытый 16 марта в Екатеринбурге турнир претендентов на мировую шахматную корону.

Не скроем, уже то, что этот турнир стартовал, а ведущие гроссмейстеры планеты, словно ощущая свою моральную ответственность перед болельщиками, демонстрировали на нем невероятно яркую игру, наполняло наши сердца законной гордостью за шахматы. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть – и соревнование будет завершено, выполнив свою главную спортивную задачу: определить будущего соперника Магнуса Карлсена в матче за высший шахматный титул. В этом случае (несмотря на ожидаемую всеми отмену множества чемпионатов и кубков) сохранились бы прекрасные шансы выдержать график стержневых соревнований в борьбе за чемпионское звание – в первую очередь главного титульного матча, который по плану «мирных времен» следовало завершить до конца текущего года. Ведь, согласно большинству сделанных в марте прогнозов, острая фаза пандемии коронавируса к тому времени уже должна была сойти на нет, позволив в более-менее нормальном режиме проводить спортивные соревнования.

Сказанное хотя бы частично раскрывает те причины, которые побудили руководство ФИДЕ не сдвигать турнир претендентов и, несмотря ни на что, провести его в ранее намеченные сроки. Напомним, что окончательное решение по этому вопросу принималось в первых числах марта. Тогда казалось, что, как и раньше, главная угроза со стороны коронавируса исходит из Китая, а скорость его распространения по миру куда меньше, чем это выяснилось две недели спустя. Поэтому для того чтобы выдержать все установленные санитарно-карантинные требования, было, в частности, принято решение пригласить заранее в нашу страну Дина Лижэня – одного из главных фаворитов турнира, чтобы тот, находясь в Подмосковье, успел пройти предусмотренный правилами двухнедельный карантин.

Параллельно с этим было решено расценить нежелание обладателя кубка мира Теймура Раджабова подтвердить свое участие в проводимом в прежние сроки турнире как «отказ по личным обстоятельствам». Хотя Теймур и обосновывал свое несогласие стремительным ростом эпидемии и дополнил его призывом перенести важнейшее соревнование на посткоронавирусные времена, это тем не менее привело к замене бакинского гроссмейстера на невероятно яркого и достойного первого номера кандидатского списка – француза Максима Вашье-Лаграва, которому, напомним, удалось по итогам первого круга стать вместе с россиянином Яном Непомнящим одним из лидеров турнирной гонки.

По удивительному стечению обстоятельств именно 16 марта – в день торжественного открытия турнира претендентов – вышло постановление Министерства спорта России о запрещении проводить на территории страны официальные международные турниры по всем видам спорта, если эти соревнования еще не начаты. Сложилось весьма двусмысленное положение, в котором ФИДЕ сообщило, что де-факто турнир уже стартовал, а значит, должен продолжаться. Неудивительно, что в столь сложной ситуации было решено подстраховаться, предложив всем участникам подписать согласие на то, что в случае наступления форс-мажора, связанного с введением новых запретов или ужесточением карантинных правил, они (участники!) согласны на приостановку соревнования (предположительно по завершении первого круга) с последующим его «доигрыванием» несколько месяцев спустя – после снятия ограничений, связанных с эпидемией коронавируса.

Честно говоря, нам верилось, что этот пункт правил так и окажется незадействованным, хотя по законам жанра винтовка, появившаяся в начале спектакля, обязательно должна выстрелить под занавес. Однако игра проходила без зрителей, а все участники, судьи и контактировавшие с ними официальные лица находились под плотным медицинским контролем, пребывая в своего рода коллективной самоизоляции. При этом эпидемиологическая ситуация в стране и мире стремительно ухудшалась. В связи с этим Екатеринбург лишился еще перед началом турнира достаточно разветвленной сети прямых международных авиарейсов, связывавших столицу Урала с крупнейшими городами Европы, однако транзитные маршруты через Москву сохранились. Даже после авиационной самоизоляции Италии, Германии и Франции «Аэрофлот» продолжал выполнять по одному-два рейса в день в Рим, Париж, Берлин, Франкфурт и Мюнхен. В связи с чем складывалось впечатление, что дотянуть до конца турнира все же удастся. Ведь «эвакуировать» на запад предстояло лишь трех участников: Максима Вашье-Лаграва (Франция), Аниша Гири (Нидерланды) и Фабиано Каруану (США), а также переместить на восток двух китайцев – Дина Лижэня и Ван Хяо, для которых можно будет использовать транзит через Владивосток или Хабаровск.

Однако 25 марта – как раз в день седьмого, заключительного тура первого круга – вышло постановление правительства России о прекращении начиная с 27 марта всех международных рейсов из нашей страны. Для безболезненного разъезда гроссмейстеров по домам остался всего один день, поэтому «в связи с отсутствием гарантий безопасности и оперативного возвращения домой участников турнира» его – этот турнир – было решено приостановить…

Задним числом легко критиковать решения, которые привели к столь драматическому развитию событий. Ведь помимо «полусрыва» ключевого соревнования международного шахматного календаря, они породили еще и «казус Раджабова», призывавшего перенести турнир претендентов на более поздние сроки. Иными словами, Теймур Раджабов был в известном смысле прав, а значит, его исключение из борьбы за шахматную корону оказалось, скажем так, не слишком справедливым и юридически уязвимым…

В предыдущих публикациях в «НГ» мы уже касались основных проблем, связанных с проведением и приостановкой турнира. Можем добавить, что в любом случае «переигрывать» турнир с самого начала, включив в него азербайджанского гроссмейстера, было бы сейчас как-то странно, хотя, возможно, некоторые участники (например, Дин Лижэнь) и не возражали бы против такого поворота дел. Любопытно, что зрители интернет-канала Makarychev chess, которых мы попросили высказаться по этому вопросу, поддержали явным большинством продолжение борьбы в прежнем составе и прежнем формате. А что касается Раджабова, то достаточно мудрое решение связанной с ним проблемы предложил в одном из своих интервью Владимир Крамник. По мнению экс-чемпиона мира, Теймуру нужно предоставить место в турнире претендентов следующего цикла, иными словами, отдать ему ту путевку, которой по традиции обладают организаторы, имеющие право приглашать одного из элитных гроссмейстеров по своему выбору. Как Раджабов отреагирует на такую идею – это уже другой вопрос…

Пока же турнир приостановлен, все крупные шахматные соревнования сдвинуты на более поздние и совершено непонятные пока сроки, а заботы большинства людей связаны сейчас с проблемами противостояния коварному вирусу. Будем надеяться, что эти трудные времена продлятся не слишком долго… 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий