Однажды, сидя на крыльце своего дачного домика, мы с женой обратили внимание на пару горихвосток, которые часто подлетали к недалеко наваленному вороху скошенной травы, сорняков и обрезанных веток, приготовленных для костра. Они оставляли в его глубине пучочки тонких сухих травинок. Доверчивые птички, ничего не подозревая, вили здесь своё аккуратное небольшое гнёздышко. Зная, что, наполовину свитое, они не станут довивать его на новом месте, я, скрепя сердце, гнездо выбросил. Мне было очень неловко перед этими малютками, и я пытался объяснить им, почему так поступил. Ничего не понимавшие птички растерянно летали вокруг разорённого места и возмущённо попискивали. Наконец, одна из них, усевшись повыше на торчащую из-под кострища веточку, уставилась на меня сердито и строго, как учитель на двоечника, и, угрожающе выпятив храбрую взъерошенную грудку, гневно произнесла: «Тюви-тюви-тюви!». Вскоре обе птички обменялись между собой писками, казалось, пошептались, и тут же улетели. На своём участке мы не видели их несколько дней. Появились горихвостки после того как накануне вечером мы, наконец, сожгли место их неудачного гнездования. Думаю, наши старые друзья — несостоявшиеся погорельцы — наблюдая издали за ярким костром, поняли, какой опасности избежали, и снова прониклись к нам доверием.

Источник: newsland.com

Добавить комментарий