Турецкий Генштаб пытался избежать «самолетного кризиса» в 2015 году, но Эрдоган к нему не прислушался. Фото с сайта президента Турции

Турецкое руководство отказалось следовать рекомендациям военных советников пересмотреть правила применения боевой силы в Сирии, которые в ноябре 2015 года сделали возможным удар по российскому самолету Су-24. Об этом говорится в судебных показаниях помощника главы Генштаба Вооруженных сил (ВС) Турции полковника Орхана Йыкылкана, который в 2019 году был приговорен к 141 пожизненному сроку за участие в попытке госпереворота. По словам офицера, он и его коллеги неоднократно предупреждали своего шефа о риске масштабного кризиса из-за удара по российской авиации.

Показания Йыкылкана опубликовала стокгольмская организация Nordic Research Monitoring Network. Они касаются короткого периода времени, который предшествовал атаке на российский бомбардировщик. «В течение двух месяцев мы говорили: смотрите, это (удар по ВКС РФ. – «НГ») будет стратегической ошибкой, – вспоминал Йыкылкан. – Даже не пытайтесь стрелять. Российская авиация нарушала воздушное пространство стран НАТО тысячи раз. Это нормально. Когда греческий самолет вторгается в наше воздушное пространство, это нормально». Однако на том формате применения военной силы, который позволил ударить по Су-24 в ноябре 2015 года, настаивал лично президент Реджеп Тайип Эрдоган, следует из публикации.

Помощники тогдашнего начальника Генштаба Хулуси Акара, который теперь занимает пост министра национальной обороны, пытались убедить своего шефа в необходимости противостоять давлению гражданского руководства страны. «Каждую неделю в течение двух месяцев мы с помощником по вопросам ВВС рассказывали о рисках сбить российский самолет, если нынешняя ситуация сохранится», – говорил Йыкылкан.

Офицеры тогда прогнозировали, что инцидент, если он все-таки произойдет, вполне может привести к потере Турцией своих позиций в Сирии и даже к требованиям изменить условия Конвенции Монтре, которая регулирует режим прохода иностранных военных кораблей через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы.

«Как военный, вы обязаны с точки зрения здравого смысла сказать президенту, что были тысячи таких инцидентов. Было бы нелогично сбивать российский самолет, который входит в воздушное пространство Турции и затем покидает его», – объясняет Йыкылкан. Однако, несмотря на все предупреждения, Акар согласился с требованиями Эрдогана, что в итоге привело к «самолетному» кризису. Йыкылкан рассказал о том, что в первые часы после удара по Су-24 он и его команда пытались контролировать последствия. Однако ущерб этим усилиям нанесли люди из администрации турецкого президента, которые в первые часы после трагедии «слили» государственным СМИ на условиях анонимности, что пострадал именно российский самолет.

Команде Генерального штаба пришлось корректировать турецкий подход к набиравшему обороты военно-политическому кризису по ходу дела. «Во-первых, спасите пилота: если его убьют, если его линчуют на глазах у всех, это автоматически приведет к возмездию, и Россия может напрямую ударить по Турции, – вспоминал на суде Йыкылкан рекомендации своих коллег, выпущенные в первые часы после трагедии в Сирии. – Во-вторых, ни в коем случае нельзя говорить, что это был российский самолет: не знаем, какой стране он принадлежал. Пересмотреть заявление (президентской администрации. – «НГ»). В-третьих, необходимо сообщить ВМС Турции, что по каждому кораблю в Средиземном море могут нанести удар. Речь идет о России».

В тот день Эрдоган действительно продемонстрировал «ястребиную» позицию по инциденту. После заседания турецкого Совета безопасности президент заявил, что противодействие Су-24 было оказано «в рамках принятых правил реагирования на угрозы границам». Турецкому Генштабу пришлось распространить данные своих радарных систем о пути российского бомбардировщика. По этой версии, Су-24 пересек ее границу в юго-восточной части провинции Хатай в западном направлении, пройдя вглубь примерно на четыре километра в воздушное пространство Турции. В этом районе границы создают подобие узкого вытянутого мыса. Самолет, согласно турецкой версии, пролетев около 5 км в турецком воздушном пространстве, сразу вышел из него.

Через несколько дней после трагедии Эрдоган был вынужден дать задний ход. «Нарушивший наше воздушное пространство самолет был сбит нашими F-16. Несмотря на десять предупреждений, самолет продолжал двигаться к нашей границе, а его принадлежность была неизвестна, – заявлял турецкий лидер. – В соответствии с правилами реагирования самолет был сбит. Только потом стало известно, что самолет принадлежал России. О наших правилах реагирования мы сообщили всему миру». Эрдоган отметил, что «первые нарушения границы были допущены Россией 3–4 октября». «Это было третье нарушение. После двух предыдущих инцидентов я звонил президенту РФ Владимиру Путину и называл это некрасивыми событиями», – сказал он.

В июле 2019 года Йыкылкан был признан виновным в участии в событиях путча 2016 года и приговорен вместе с 17 офицерами турецкой армии к 141 пожизненному сроку с отбыванием в колонии строгого режима. Показания, которые опубликовала Nordic Research Monitoring Network, датируются апрелем того же года. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий