Коллаж НГ-Online

Исполнилось три года со дня утверждения президентом обновленной Стратегии экономической безопасности России до 2030 года, согласно которой одними из 25 внутренних угроз являются преступность, коррупция и теневая экономика. В условиях пандемии COVID-19, повлекшей заметное снижение темпов экономического роста, как никогда важно удерживать показатели этих угроз на приемлемом уровне.

По подсчетам МВД России, всплеска криминала пока не произошло. За полгода экономических преступлений набралось всего 63,5 тыс. (–3% к 2019 году), две трети из которых относились к категории тяжких. Удельный вес таких преступлений достиг 6,3%, а размер материального ущерба – 214,1 млрд руб. При этом если количество преступлений в сфере экономики в целом сократилось до 22 тыс., то в частном секторе – до 1 тыс., из них 700 были квалифицированы как коммерческий подкуп. Заметный прирост (почти на треть) произошел лишь в части мошенничеств – более 158 тыс.

Наибольшее количество экономических преступлений совершено в Москве и Санкт-Петербурге, Краснодарском и Ставропольском краях, Башкирии, Дагестане и Татарстане, Московской, Нижегородской, Новосибирской, Самарской, Свердловской, Ростовской и Челябинской областях. В остальных регионах страны их число невелико.

Незначительный спад произошел и в части коррупционных деяний: 18,8 тыс. Больше всего их набралось в Приволжском, Центральном, Южном и Уральском округах. В то же время количество фактов взяточничества (более 46% в общей структуре) подскочило почти на 4% – до 8,5 тыс., из них получения взяток – 2,5 тыс. Порадовал 10-процентный прирост числа крупных взяток, полученных чиновниками за свои услуги. Статус отлавливаемых взяточников традиционен: от правоохранителей до региональных (муниципальных) служащих. На фоне сокращения выявляемости фактов посредничества в этом неблаговидном деле стало больше мелких взяток: 822 против 3 тыс.

Наибольшую активность продемонстрировали киберпреступники: количество совершенных ими деяний выросло аж на 91,7% – до 225,4 тыс. (в том числе тяжких и особо тяжких – на 127,7% – до 115,1 тыс.), а их удельный вес достиг 22%. В основном речь идет о кражах и мошенничествах, совершенных с помощью интернета и мобильников. Наибольший их прирост помимо обеих столиц произошел в Ингушетии, Бурятии, Еврейской автономии, Калининградской, Московской, Ленинградской, Новгородской и Новосибирской областях. На галопирующий рост киберпреступности в стране повлиял не только переход сотрудников многих компаний на удаленку (5 млн человек), но и увеличение потребности населения в онлайн-покупках (курьерская доставка товаров и лекарств, медконсультации, обучение и т.д.).

Что касается теневой экономики, то уже в первом полугодии полиция изъяла более 7 млн единиц контрафакта и фальсификата на 1,5 млрд руб., за производством и сбытом которых зачастую стоят нелегальные мигранты (за 2019 год было выдворено более 800 тыс. таких лиц). В «копилке» Росалкогольрегулирования оказалось около 279 тыс. дкл нелегального этилового спирта и алкоголя (больше всего суррогата обнаружили в Приволжском, Центральном и Сибирском округах). А Росздравнадзор лишь в ходе выборочного контроля обнаружил 69 партий 51 торгового наименования 67 серий недоброкачественных лекарств, две трети из которых были отечественного производства.

Весьма настораживает и таможенная статистика: более 1,1 тыс. уголовных дел, 504 из которых – контрабанда стратегически важных товаров и ресурсов, а 116 – вывод валюты за рубеж по подложным документам. При этом по результатам таможенного контроля после выпуска товаров коммерсантам доначислили более 6,9 млрд руб.

Декриминализовать ослабленную экономику власти пытаются с помощью кнута и пряника. Ужесточение уголовной ответственности (за 2017–2020 годы Уголовный кодекс в этой части правили 15 раз) сопровождалось частичными послаблениями в виде административной преюдиции (наличие наложенных взысканий до возбуждения уголовного дела), запрета досудебных арестов предпринимателей и возможности избежать ответственности, компенсировав причиненный материальный ущерб. Помимо этого были созданы всевозможные межведомственные структуры, призванные освободить экономику от нелегалов, картелей, контрафакта и отмывания денег. Кстати, для снижения объемов контрафакта и пополнения казны была придумана обязательная маркировка промтоваров двухмерным QR-кодом в формате Data matrix, который наносится на их упаковку и содержит все данные об их происхождении (к 2024 году будет создана единая система мониторинга движения товаров от производителя до потребителя).

Все бы ничего, но экономика страны от всего этого чище не стала. Отраслевое законодательство в силу своей архаичности, пробельности и неоднозначного толкования позволяет теневым дельцам проворачивать все новые аферы, а контрольно-надзорные органы из-за своей малочисленности или коррумпированности не могут (не хотят) навести порядок в подведомственных отраслях (хотя количество их проверок весьма существенно). Нет ясности и в объемах теневой (ненаблюдаемой) экономики и неформальной занятости, росстатовские оценки которых слабо соотносятся с реальностью. По данным Минтруда, в минувшем году было легализовано более 1,3 млн (в 2018 году – 1,4 млн, 2017-м – 2 млн) работников и предпринимателей.

Вызывает сомнения и статотчетность по экономической преступности. Только за прошлый год прокуроры вскрыли 10,8 тыс. случаев ее искажения (+4,5% к 2018 году), две трети из которых – необоснованное отнесение преступлений к названной категории в целях искусственного повышения качества работы. По-прежнему хромает и раскрываемость экономических преступлений: за 2017 год – 5 месяцев 2020 года нераскрытыми остались 93,2 тыс. таких деяний. Лидерами по этому показателю остаются Центральный, Приволжский, Сибирский и Северо-Западный федеральные округа.

На днях президент РФ издал указ «О национальных целях развития Российской Федерации до 2030 года», согласно которому эффективный труд и успешное предпринимательство относятся к числу национальных приоритетов. В связи с этим запланировано увеличение численности занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая самозанятых, с 15,4 млн до 25 млн человек, а также цифровая трансформация ключевых отраслей экономики. Остается надеяться, что за 10 лет власти создадут необходимые условия для реализации задуманного и снижения уровня криминализации экономики в целом.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий