Инфекционная больница в Коммунарке должна обеспечить резерв свободных коек на случай возможных эпидемий. Фото агентства «Москва»

Мир только входит в пандемию, о достижении ее пика говорить еще не приходится. Однако принято уже много решений, многие исправлены, и не один раз. Ошибочность некоторых была видна сразу, другие ошибки были неочевидны. Применительно к медицине и, шире, к здравоохранению уже сегодня формируются элементы завтрашнего мира. Того, который останется с выжившими после эпидемии.

Прежде всего люди, особенно в странах, сильно пострадавших, видимо, станут более активны в охране своего здоровья, сбережении себя от инфекций. Ставшие популярными в последние годы объятия и более давний обычай поцелуев при встрече определенно останутся уделом лишь близких отношений. Уйдет и средневековое пожимание рук. Увеличится почти повсеместно социально приемлемая дистанция, может быть, вплоть до казавшейся нам анекдотической скандинавской.

К сожалению, опять наступит время одноразовой посуды и бутилированной воды. В последние годы только наметился прогресс, люди стали пить водопроводную воду, носить свою в многоразовых бутылках, отказываться от пластика… Сегодня даже Всемирная организация здравоохранения забыла об этом и вместо чистой воды советует пить бутилированную.

Нельзя исключить, что в странах, переживших тяжелую эпидемию и увидевших слабость системы здравоохранения, вспыхнет интерес к иррациональному, к религии. Между тем уже сейчас эпидемиология, медицина продемонстрировали прекрасные возможности ограничения эпидемии, лечения тяжелых больных. Фундаментальная наука показала, как в короткие сроки можно создавать средства молекулярной диагностики и быстро их тиражировать.

С чем оказалось плохо – с государственным управлением. Нигде в мире, в том числе в России, правительства не выполнили своей обязанности обеспечивать безопасность граждан, готовить защиту на случай стихийных бедствий. Инициативы ООН 2003 года, Всемирного банка, ВОЗ ушли в песок. Во многих странах коек для инфекционных больных осталось крайне мало. В России инфекционные отделения больниц находятся в жалком состоянии. Можно надеяться, что теперь готовность к катастрофам будет выше, будут созданы известные населению планы действий, в том числе и на случай возникновения эпидемии.

Должна быть и, я полагаю, будет пересмотрена политика сокращения расходов, обозначаемая в России как «оптимизация». При отсутствии резервов свободных коек всегда страдает качество помощи, при возникновении массовых заболеваний помощь просто невозможно оказать. Да, содержание дополнительных коек и дополнительных аппаратов для искусственного дыхания стоит денег, но в момент эпидемии их негде взять, и отсутствие «железа» приводит к потере жизней.

Для России важен урок, имеющий отношение к национальным проектам. Благодаря им удалось нарастить количество дорогостоящей техники, условно говоря, томографов, местами их стало больше, чем в богатых странах Европы. Но при этом текущие потребности медицинских организаций обеспечены очень плохо – теми же дыхательными аппаратами. У проектного метода есть своя цена, мы ее хорошо видим в здравоохранении.

Эпидемия уже подтолкнула медицинскую практику во всем мире к изменениям. Правительство России длительное время сопротивлялось продажам лекарств через интернет-аптеки. Теперь эта проблема решается. Достигнутое сейчас решение останется с нами. До сих пор правительство заявляло развитие дистанционных, интернет-технологий, но фактически ограничивало их. Эпидемия требует дистанционного оказания помощи. Будем надеяться, что не только в США, но и в России врачи будут иметь возможность работать с пациентами дистанционно, хотя бы по телефону. Это не только сократит передачу инфекции, но и уменьшит затраты времени врача. И пациента, конечно, обычно забывают, что, помимо ожидания приема у кабинета врача, пациент может часы тратить на проезд.

Боюсь, что важнейший урок этой эпидемии не будет выучен, ибо ошибка до сих пор не исправлена. В стране нет практики создания независимых комитетов ученых для разработки решений важнейших проблем и предоставления открытого доклада правительству, президенту, парламенту. Сейчас комитеты и штабы состоят из бюрократов разного ранга, которые в основном копируют решения американского, китайского или иного правительства. Иногда неудачные, иногда ненужные, часто несвоевременные. Ученые выполняют роль анонимных для общества советчиков, рекомендации которых бюрократам легко игнорировать.

Думаю, что создание научного комитета по заблаговременной подготовке страны к эпидемиям может быть первым таким шагом. И такому комитету есть уже поле деятельности: изучать опыт нынешней эпидемии, анализировать ошибки, формулировать задачи для программы государственных работ. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий