Белоруссия: операция «Алексиевич»

Несколько дней назад штаб Светланы Тихановской огласил ориентировочный состав так называемого Координационного совета по передаче власти

Сторонний наблюдатель обращал внимание прежде всего на имя писательницы Светланы Алексиевич, лауреата Нобелевской премии, в этом списке.

Она стала паровозом для остального состава координационного совета, где собрались Ольга Ковалькова, доверенное лицо Тихановской; Мария Колесникова, координатор штаба Виктора Бабарико; сопредседатель БХД Виталий Римашевский; глава правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий;

председатель движения «За Свободу» Юрий Губаревич; директор «Центра европейской трансформации» Андрей Егоров; кинорежиссер Юрий Хащеватский; кинорежиссер Андрей Курейчик; основатель Symbal.by Павел Белоус; юрист Максим Знак; художник Владимир Цеслер; культуролог Юлия Чернявская; член политсовета ОГП Александр Добровольский; музыкант Владимир Пугач (J-MORS) и другие.

Первое заседание координационного совета оппозиции прошло без «паровоза». Отсутствие Алексиевич объяснили карантинными ограничениями.

Какая роль уготована нобелевскому лауреату в белорусском майдане?

Интересен такой факт. Нобелевскую премию Светлану Алексиевич дали за несколько дней до президентских выборов в Белоруссии в 2015 году. Конечно же, в то время Запад не имел каких-то планов на сиюминутную цветную революцию в РБ.

Но если бы тогда вспыхнули какие-то стихийные протесты и удалось бы качнуть ситуацию, оппозиции был бы подкинут в помощь моральный авторитет, свежевыструганный нобелевский лауреат. А поскольку особых волнений тогда не происходило,

Алексиевич достаточно было в эту пятилетку просто торговать хорошим лицом, облагораживать «протестную ауру», оппонировать «кровавым режимам». Тем временем Запад работал над мягкой силой и теми структурами, которые будут серьезно задействованы в будущей цветной революции. И вот когда произойдет — ей послужит и слово Алексиевич

Светлана Алексиевич в давнем советском прошлом бежала впереди комсомола за комсомольскими премиями, чистила себя под Ф. Э. Дзержинским. Первой среди постсоветских русскоязычных писателей получила Нобелевскую премию.

Конечно, комсомольский задор остался далеко в прошлом. Но нюх на конъюнктуру, железная хватка и способность вовремя подсуетиться — никуда не исчезли, проверены временем. Эти способности как раз и ценятся сценаристами цветных революций при создании полезных ЛОМов.

 

А после того, как на Светлану Алексиевич свалилась Нобелевская премия, она уже выглядела не просто одним из лидеров общественного мнения, а целым локомотивом общественного мнения. На нее оглядываются представители творческой интеллигенции. Особенно те, которые привыкли держать нос по ветру. В этом мастер-классе «баба Света» для них — главный учитель.

Обратим внимание на то, что за сообщениями об отсутствии Алексиевич на первом заседании так называемого Координационного совета по передаче власти последовали вскоре и новости о возбуждением уголовного дела в отношении его участников по ст. 361 Уголовного Кодекса РБ «Захват власти».

Совпадение? Или всё же чуйка писательницы и способность держать нос по ветру? Хотя… Нобелевского лауреата из Светланы Алексиевич делали не для того, чтоб она включала свое умение не подставляться. А наоборот — чтоб она шла на обострение с властью. Западу интересен именно такой вариант, при котором нобелевского лауреата будут преследовать псы «кровавого режима», да еще и по статье «Захват власти».

Я попросил белорусского коллегу, сопредседателя Гражданской Инициативы «Союз» Сергея Луща поделиться мыслями о роли, отведенной нобелевскому лауреату в сегодняшних протестах.

Эксперт так прокомментировал ее деятельность:

«Светлана Алексиевич одна из первых откликнулась на призыв оппозиции к видным представителям белорусской общественности выступить с критикой власти в канун выборов. Общественно-политические убеждения писательницы довольно противоречивы.

Являясь первым с 1987 года русскоязычным писателем, получившим нобелевскую премию, Алексиевич публично поддержала оппозиционного кандидата в президенты С. Тихановскую, несмотря на формирующуюся вокруг Тихановской группу консервативных антироссийских националистов. Последовательно критикуя оппозицию за то, что в ней «нет политиков», а есть «культурологи, мечтатели и романтики», Алексиевич выступила в поддержку политически не грамотной и даже выпячивающей этот факт С. Тихановской.

Столь же беспринципными видятся убеждения Алексиевич и в отношении остальных субъектов постсоветского пространства. Так, к примеру, после крымских событий писательница выступила в немецкой прессе с осуждением российской политики в отношении Украины, которая, по мнению писательницы, «поднимается, идёт к освобождению…».

В то же время, в августе 2018 года Алексиевич пришлось отменить выступление в Одессе из-за угроз в ее адрес, которые последовали после заявления Алексиевич о причастности украинцев к Холокосту. Показательно также, что с начала вооружённого конфликта на востоке Украины С. Алексиевич этот регион не посещала и посещать не планирует».

Здесь я хочу прервать эксперта и подробней остановиться на интересном моменте — сорванном два года назад выступлении Алексиевич в Одессе.

Вполне возможно, что Западу необходимо было подчистить реноме «революции гидности», герои которой к 2018 году облажались по всем статьям. И с этой целью запустили Алексиевич в украинское культурное и информационное поле.

Она могла бы подсказать стратегически правильную и грамотную линию поведения идеологам и пропагандонам майдана: сбавьте обороты с героизацией всяких коллаборационистов, гитлеровских приспешников, уведите в тень и отстраните от должностей откровенных нацистов и ксенофобов вроде дипломата Марущака.

А то и в Европе возникают вопросы, и у Израиля немало претензий. Это была своего рода дорожная карта если не для порошенковской власти, то для тех, кто ее сменит. Но и в то время, и сейчас чуть ли не в каждом селе, райцентре Западной Украины были сооружены памятники, установлены мемориальные доски, открыты музеи, названы улицы и школы в честь коллаборационистов — карателей, участников Холокоста, Волынской резни.

Таким образом, Алексиевич со своими новыми тезисами для постмайданной Украины — не взлетела. Но зато появилось как бы яркое подтверждение для сегодняшних идеологических штампов белорусских протестов: поверьте, у нас иначе, чем на Украине, здесь нет ксенофобии, нацизма, русофобии. Понятно, что на первых порах всё это не выпячивается и отрицается любым майданом. «Вешать будем потом».

Сергей Лущ добавляет:

«Коллеги по цеху по-разному оценивают творчество мастера документальной прозы. Критики называют ее методы грубыми, направленными на «выжимание слез». Примечательно, что после выхода ее произведения «Цинковые мальчики», группа матерей воинов-интернационалистов подала на писательницу в суд за искажение образа солдат-афганцев.

Примечательно, что пока Алексиевич является единственным получившем мировое признание представителем белорусской творческой среды, выступившей в ходе нынешней избирательной кампании на стороне оппозиции. Беря во внимание спорное качество работ Алексиевич и в то же время их тенденциозность, нельзя исключать, что в свое время писательница удостоилась международной премии по политическим мотивам, с прицелом на перспективные задачи.

Однако в Беларуси творчество Алексиевич не пользуется популярностью, некоторую известность писательнице обеспечил собственно факт получения ею Нобелевской премии».2

Александр Александровский, специально для News Front

Источник: news-front.info

Добавить комментарий