Из-за такого рода фотомонтажей Александр
Житомирский стал для пропагандиста № 1
врагом № 3. Иллюстрация из книги

Во время Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы в нашей стране ходили упорные слухи о секретном списке Гитлера, где были перечислены советские люди, которых фюрер намеревался повесить в случае своей победы. И слухи эти родились не на пустом месте – предпосылки для их возникновения имелись.

Вскоре после окончания войны к художнику Александру Житомирскому, работавшему тогда в журнале «Фронтовая иллюстрация», зашли два офицера. Они недавно вернулись в Москву из Германии, где им по долгу службы пришлось разбираться в материалах архива главного пропагандиста рейха Геббельса. Там действительно попадались фамилии известных людей, которых требовалось «найти и повесить». Первым в списке «личных врагов» шел диктор Юрий Левитан (сводки Совинформбюро), вторым стоял писатель Илья Эренбург (автор острой антифашистской публицистики). Третьим шел Александр Житомирский.

О том, чем насолил художник гитлеровскому идеологу, рассказывается в книге его сына, журналиста-международника. Книга вышла в серии «Фронтовой дневник». Дневник Александр Арнольдович действительно вел, причем весьма своеобразно: не только описывал события, но вдобавок иллюстрировал их. Таким образом рукописная книга, как называет ее Владимир Житомирский, переходит в другое измерение, она получает объемность.

Люди, которые пытались ежедневно вести дневник, знают, сколь утомительно это занятие. Поэтому примерно через месяц его забрасывают, забывают о нем как о страшном сне. Те же, кто выдерживает эту муку, навсегда завоевывают благодарность потомков.

Хроника жизни Александра Житомирского (1907–1993) представляет ценнейшее свидетельство о своем времени. Не нужно быть большим знатоком советской истории, чтобы представить глобальные события, которые ему, почти ровеснику века, пришлось пережить вместе со страной. В подавляющем большинстве далеко не радужные. Выдержать все невзгоды помогали любовь, семья, талант и, безусловно, работа. Счастье художника заключалось в том, что он нашел свою нишу, сферу, в которой властвовал безраздельно, был королем. Называется его вектор приложения сил – фотомонтаж, и ответвление – политическая карикатура.

Владимир Житомирский. Враг
Геббельса № 3.– М.: АСТ, 2020.
– 288 с. (Фронтовой дневник)

Рисовать Житомирский учился у признанных мастеров (Илья Машков, Владимир Фаворский и др.). Был у него заочный учитель и в «фотомонтажном» деле: это немецкий мастер Джон Хартфильд, чьи публикации произвели сильное впечатление. С годами эти две звезды первой величины встретились и подружились.

На первый взгляд можно подумать, мол, это искусство простое, даже простоватое. Подумаешь, разрезать несколько снимков на разные кусочки и потом комбинировать из них новое изображение. На самом деле это кропотливая работа, требующая тщательной подготовки. Композиция фотомонтажа – еще полдела. Главное – придумать оригинальную концепцию, сделать работу убедительной. Не случайно снимки, отобранные у пленных или убитых немцев, по приказу Политуправления армии свозились Житомирскому в редакцию «Фронтовой иллюстрации». Художник систематизировал эту прорву снимков, со снайперской точностью отбирая нужные, наиболее выразительные.

Помимо публикаций в журнале художник оформлял листовки, которые выпускались миллионными тиражами и считались весьма действенной формой контрпропаганды. Среди них были зубодробительные, ставшие хрестоматийными «Согреет ли тебя это?» (рука скелета с немецким орденом) или Геббельс, изображенный в виде хромой мартышки перед микрофоном. Немецкий генералитет панически боялся этих малоформатных картинок, ощущал, что они негативно влияют на боевой дух солдат. Сначала командование запрещало «коллекционировать русские листовки», позже их реакция стала более жесткой – провинившихся посылали в разведку, а после разгрома на Волге вообще расстреливали.

Закончилась одна война, и началась новая, получившая название «холодная». Художник опять не сидит без дела. В стране большой спрос на его работы, к нему обращаются ведущие газеты и журналы. Тем для работ хоть отбавляй: дядя Сэм, Уолл-стрит, речь Черчилля в Фултоне, Аденауэр, война в Корее и Вьетнаме… На все необходимо оперативно откликнуться. (Позже себя корил лишь за одно: за карикатуры против Тито, где выставлял того фашистом.) Работал главным художником в журнале «Советский Союз» (при знакомстве иногда шутя представлялся: «Главный художник Советского Союза»), иллюстрировал книги, осваивал новые для себя художественные манеры, инструменты…

Книга эта дает больше, чем ожидаешь. Помимо рассказа сына здесь помещены воспоминания друзей художника. И главное – много прекрасных иллюстраций.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий