Реальный сектор экономики Беларуси переживает сложные времена. Показатели деловой активности снизились практически по всем отраслям. Предприятия вынуждены брать кредиты, без твердой гарантии возврата заемных средств.

Неутешительная статистика

Статистические данные за 11 месяцев 2020-го свидетельствуют о падении ВВП на 0,9% в сравнении с аналогичным периодом года предыдущего. Пассажиропоток упал на треть (33,1%), грузоперевозки сократились на 6,2%, инвестиции в основном капитал – на 4,3%. Оптовый товарооборот утратил 5%, уверенно чувствует себя лишь розничная торговля, нарастившая показатель на 2%, сообщает сайт «Белорусы и рынок».

Научный сотрудник BEROC Олег Мазоль указывает на взаимосвязь между падением деловой активности и ухудшением финансовых результатов реального сектора экономики.  Организации более чем наполовину (58,8%) утратили чистую прибыль, число убыточных предприятий выросло на 26,8%. Чистые потери нерентабельных компаний выросли в 6,3 раза, достигнув 6,4 млрд. руб.

«При этом, согласно официальным данным, роста складских запасов не происходит. В то же время наблюдается рост внешней дебиторской задолженности по промышленности: на 42 % по сравнению с началом года. Вероятно, разгрузка складов осуществляется за счет продажи товаров на внешних рынках с отсрочкой платежа», — полагает Мазоль.

«Складская ловушка»

Свежие данные лишь подтверждают предположение эксперта. Задолженность иностранных контрагентов перед белорусскими партнерами близится к миллиарду (941,8 млн. руб.). Более половины просроченной внешней дебиторской задолженности (524,3 млн.) собрали компании Минска.

Практически три четверти токсичной дебиторки (74,8%) приходится на промышленные предприятия (703,3 млн. руб.). Хуже всего дела обстоят в машиностроении (408,1 млн. руб.). Такие цифры дают представление о том, как «разгружаются» склады машиностроительных гигантов Беларуси.

В «складской ловушке» оказались не только флагманы машиностроения. Доля убыточных крупных и средних компаний выросла за неполный год на 3,2 п.п. – до 17,1%. С учетом более чем шестикратного роста убытков можно полагать, что основные потери приходятся на небольшой процент компаний, резко нарастивших убытки. Так, столичные предприятия недосчитались 1,596 млрд. руб., что в 3,1 раза превышает убытки 11 месяцев 2019 года.

Долги превысили ВВП

Заводы вынуждены прибегать к заимствованиям, чтобы сводить концы с концами. Оборотные средства необходимы для текущей деятельности –закупки сырья, материалов, комплектующих, на зарплаты сотрудникам. По состоянию на 1 декабря долг средних и крупных компаний перед банками составлял 95,8 млрд. руб. С начала года он вырос на 22,4%, чего не наблюдалось за всю последнюю пятилетку.

«Задолженность промышленности по кредитам и займам выросла на 20,9% и превысила половину всей выручки, которую она генерировала в январе — ноябре 2020 года (52,6 %). Парадоксальная ситуация сложилась в строительном секторе, где суммарная задолженность по кредитам и займам превысила валовую выручку, которую генерирует сектор, и достигла 170,4% ее. При этом сумма чистого убытка отрасли за период выросла в 12,8 раза. Это связано с особенностями бухгалтерского учета — дело в пуске БелАЭС», — констатирует Олег Мазоль.

Эксперт называет быстро растущие долги предприятий в числе главных проблем белорусских банков. Они уже превысили ВВП страны. Финансовые обязательства средних и крупных компаний (без учета мелких)  достигают 156,4 млрд. руб.

Серьезные риски для банков

Ситуация в реальном секторе экономики существенно влияет на государственные финансы и долговые обязательства страны. Высока вероятность невозврата предприятиями привлеченных на внешних рынках кредитов. В итоге они трансформируются в государственный долг перед иностранными кредиторами. На начало декабря объем проблемного долга компаний по курсу Нацбанка составлял $395 млн. (1,019 млрд. руб.).

В краткосрочной перспективе власти могут решить проблемы реального сектора за счет запуска «печатного станка». Но эмиссия не решит вопрос с погашением внешних займов. При этом наибольшие риски генерируют именно предприятия, а не государственные органы. Во втором полугодии 2020-го сектору госуправления следовало погасить $2,1 млрд. внешнего долга, банкам — $3,1 млрд., тогда как компаниям реального сектора экономики — $11,2 млрд., свидетельствуют данные Нацбанка.

Невозможность выплаты или хотя бы рефинансирования долгов предприятий несет серьезные риски банковской системе. В случае дефолта удар будет нанесен по долгосрочным сбережениям и вкладам граждан.

«Вероятно, с целью привлечь средства населения для кредитования предприятий под рефинансирование их внешних обязательств банки страны начали повышать процентные ставки по валютным вкладам для населения», — заключил Олег Мазоль.

Добавить комментарий