Выступая на заседании Совета по развитию физической культуры и спорта, президент России Владимир Путин отметил, что средняя продолжительности жизни за период с 2009 по 2019 год увеличилась на 4,5 года. Одни восприняли эту новость с восторгом, порадовавшись за близких и себя любимых. Другие — напротив, насторожились. Ведь если граждане дольше живут, значит, они и на машинах ездят дольше.

А в чем, собственно, проблема? В нашем обществе прочно закрепился стереотип о том, что пожилой человек за рулем — это угроза. Ведь атеросклероз, деменция, катаракта, глухота, рассеяность и прочие типично старческие заболевания никак не сочетаются с «источником повышенной опасности».

Многие убеждены, что место пенсионера — в мягком кресле перед телевизором или на грядке, но никак не за рулем. И уже давно пора бы вводить в России возрастные ограничения, которые заставят стариков отказаться чуть ли не от последней в жизни радости — водить любимый автомобиль. Но в самом ли деле они так опасны?

www.yettermays.com

ЗА РУБЕЖОМ

Во многих странах проблему «пенсионного» вождения возводят в ранг особо острых. Так, в Италии стариков уже обязали проходить дополнительные ежегодные осмотры у терапевтов, в Великобритании — убирать «права» в ящичек по достижении 70 лет. А в Германии пожилых водителей пересаживают на общественный транспорт, обменивая «корочку» на бесплатный проездной.

В прочих государствах борьба за снижение числа моторизованных пенсионеров ведется с меньшим успехом. Как правило, активисты, заручившиеся поддержкой психологов и врачей, предлагают какие-либо инициативы, но они отклоняются властями и другими активистами, расположившимися по иную сторону баррикад. Мол, введение ограничений и запретов — прямое нарушение прав граждан, дискриминация по возрастному признаку, абсурд.

Добавить комментарий